Эдуард Байбурин
2017

Гео-баллы:

1) Доминикана - 4,2; 2) Когалым. Левобережная часть - 1,2; 3) Новый Уренгой - 1,2; 4) Тюмень - 1,2; 5) Когалым. Сев.промзона - 0,5; 6) Парк Мещерский, МО - 1,2; 7)Москва, Парк Олимп. деревни - 1,2; 8) Женева -2,7 (+1,5 Европа); 9)Женева, полумарафон - 1,7 (+1,2 сертиф. трасса); 10) Сургут - 1,2; 11) пос.Высокий Мыс - 1,2; 12) Тундрино - 1,2; 13) Река Сухмитингъягун - 1,2; 14) Лечищево - 1,2; 15) Кумкёй, Турция - 3,2 (+2 Азия); 16) Белек, Турция - 1,2; 17) Ханты-Мансийск - 1,2

Итого: 26,7 балла 

Ханты-Мансийск

Тяжело было наблюдать, как постепенно теряется набранная полугодом тренировок форма. Нога при беге побаливала, до даты марафона оставалось две недели. Нужен был нестандартный ход. Решил пробежать полумарафон. Любой врач скажет, что решение абсолютно неверное, нужно залечить травму до конца, а потом бегать. Но любой человек, занимавшийся серьёзно спортом, может вспомнить кучу историй, как во время соревнований вдруг рассасывались болячки. У меня такое бывало не раз. Тут как в лотерее: повезёт, не повезёт. В этот раз не повезло. Может быть сами соревнования не вызвали всплеска адреналина, потому что бежал не на результат, а нужно было втопить до хрипоты. Но на тот момент идея казалась хорошей – внести определённость в подвисшую ситуацию. «Шеф, я устал, мне нужно отдохнуть, пробежать 21 км», - взял один день отпуска в пятницу, сел в автомобиль и поехал в Ханты-Мансийск, предварительно зарегистрировавшись на забег «Превзойди себя». 500 километров - бешеной собаке не крюк. Возле Когалыма подсадили ко мне полицейского с поста. В рамках антитеррористической операции, после того, как в Сургуте человек с ножичком по улицам побегал,  дежурили  почему-то сотрудники со всего округа возле нашего города. Причём привозили их централизованно, а возвращаться по домам рекомендовали посредством попутного транспорта. У моего попутчика дом находился в 200 километрах, за Сургутом, что было мне по пути. Скрасить дорогу разговорами не удалось. За ночь полицейский ни одного террориста не поймал, но изрядно покошмарив (с его слов) проезжавших мимо водителей, с чувством выполненного долга  всю дорогу спал. Я же использовал сидящие рядом погоны для увеличения средней скорости движения, надеясь на некоторое снисхождение в случае своей поимки его собратьями по профессии. На всём протяжении дороги после Нефтеюганска шёл ремонт. Потоки в местах сужения разделялись светофорами, но я неизменно попадал в зелёную волну, что воспринимал как хороший знак и подтверждение правильности своего решения. 

 

В этот же день в Ханты-Мансийске проходило подведение итогов ежегодного конкурса «Чёрное золото Югры», приехали нефтяники со всего округа, министр энергетики, губернатор и другие важные лица. Была и многочисленная делегация из Когалыма. В связи с этим, а также из-за спонтанности поездки были трудности с поиском гостиницы. Удалось только найти огромный двухкомнатный номер-студию в гостинице, расположенной в километре от старта. Разложив равномерно на полу одной из комнат беговое снаряжение, отправился на поиск места, где можно было заправиться углеводами. Осмотр достопримечательностей решил оставить на следующий день, после забега. В гостиничном ресторане гуляли свадьбу, в баре засели знакомые мне нефтяники. К нефтяникам не хотелось. Хотелось копить энергию.  Поблизости был только ресторан восточной кухни. После того, как я отверг несколько предложенных мне блюд из баранины, официантка спросила, чего же мне сегодня вечером нужно от жизни. «Минимум жиров, максимум углеводов, немного белка», - был ответ. Сошлись на курице с лапшой и салате. Для того чтобы скомпенсировать покачивание окружающей местности после пяти часов дороги, попросил светлого фильтрованного. Потом чёрного чая, к которому принесли гигантскую тарелку чак-чака. За соседним столом сидела компания из шести человек: трое мужчин и три женщины. Пятеро пили водку, одна – сок. На обвинения об откалывании от коллектива, она сначала виновато  рассказывала, что ей на следующий день бежать 10 км, потом выложив стартовый номер на стол, молча на него показывала, потом всё же согласилась на бокал пива. Чем всё закончилось, не знаю, я не дождался. Добившись состояния сытой усталости и умиротворения от процесса отложения гликогена в мышцах и печени, вернулся обратно в номер, прошмыгнув мимо бара. Остаток вечера провёл в постели, читая книгу о метаниях степного волка, отчего и уснул. 

 

Расписание мероприятия было удобно. Местные жители свои стартовые номера уже получили, а для иногородних выдача была в день забега с 7 до 10 утра, сам же забег был назначен на 11 часов. Прогулка за номерами морозным утром, а в 7 часов было всего два градуса, позволила как следует проснуться. Трасса в пять кругов была проложена по центральным улицам города, а иначе пришлось бы бегать по холмам, потому что Ханты-Мансийск – город неровный. Все возможные заезды транспорта на трассу перекрывались бетонными плитами под надзором сотрудников автоинспекции, на месте старта надували гигантскую арку, границы огораживали лентами, встречные потоки разделяли конусами. Замёрзшие девушки-волонтёры с посиневшими носиками радостно выдавали стартовые номера иногородним, из коих на тот момент времени я был один. Получив номер и оставшись удовлетворённым результатом осмотра трассы, вернулся в гостиницу, где предъявил талон на завтрак. Утром подавали овсяную кашу, две тарелки которой вернули мне уверенность в важности момента и неизбежности финиша. Для того, чтобы закрепить это чувство, поднявшись в номер, обклеился тейпами, пластырями и обмазался вазелином. 

 

К десяти часам потеплело уже до шести градусов, появилось солнце. Стартовый городок напротив парка имени Лосева был огорожен, на входах оборудован металлодетекторами и сотрудниками полиции. Внутри к желающим бежать прицепляли чипы, согласно стартовым номерам. Для тех, кто не желал, жарили шашлык. Ведущий с микрофоном предлагал сдавать нормы ГТО и давал слово ветеранам спорта и важным людям. Выступали танцевальные группы, чтобы согреться. Принимали вещи на хранение, но мало кто пользовался, местные, коих большинство, обзавелись группами поддержки. В раздевалке сосед спросил шёпотом, где здесь туалет. «Мочись на дерево, не будет туалета», - ответил я громко, выдав отсутствие гармонии внутри и осведомлённость. До этого сам выяснял у  организаторов этот вопрос. Окружающие вздрогнули, а спрашивавший посмотрел на меня с укоризной за то, что выдал его сокровенные мысли. Туалеты не подвезли. Нарастал всеобщий гул недоумения, под давлением которого организаторам пришлось договариваться с руководством соседнего бизнес-центра об оказании бескорыстной помощи страждущим.  Договориться удалось в итоге, после чего львиная доля спортсменов побежала туда для разминки, а потом обратно, мимо растерянных полицейских у металлодетекторов. До старта было полчаса. Спортсмены, коих было много, неспешно разминались по 5 минут километр. Другие стояли, поёживаясь и общаясь с группами поддержки. Я был промежуточным, бодро ходил быстрым шагом, тянул мышцы, надев одноразовый дождевик. Окружающие смотрели удивлённо, с сомнением поглядывая на безоблачное небо, демонстрируя неосведомлённость в повадках бывалых бегунов, коего я безуспешно изображал. 

 

Сначала, символизируя неразрывность, связь поколений и будущие победы, пустили по трассе детей. Дети пробежали, не экономя сил, естественно присущим правильным бегом, заложенным с рождения, который теряется потом под бременем сомнений в правильности выбранного пути. Потом настала наша очередь. С удовлетворением  воспринял при пересечении стартовой черты короткий писк транспондера, сообщающего, что я принят в расчёт и буду посчитан и измерен. Начал с разговора с пейсмейкером на 2 часа, который сообщил, что сначала побежит по 6:10, а в конце ускорится. Нет, не по пути мне с этим человеком, надо бежать вперёд. Хотел увязаться за шариком с 1:45, но он не знал, что такое сплит, его я отпустил вперёд, начав по 5:40. Город  больше не мог жить по-старому, поскольку потоком бегунов по центральной улице стал разделён  надвое. Пытающихся воссоединиться с прежней жизнью, регулировали полицейские: “Вот сейчас этот длинный пробежит и переходите”. В глазах пешеходов не видно было счастья и одобрения. «Ну длинный, есть немного, совсем не обидно» - простил я про себя поганых блюстителей. На точках разворотов волонтёры записывали номера пробегающих в таблицу, чтобы не баловали. По моим расчётам, наличие в забеге мастера спорта международного класса и приза в 50 тысяч за победу означало, что лидеры обгонят меня на круг через 2,5 круга. 

 

Расчёты оказались верными. “Лоси” – буркнул я им вслед с одобрением, что не подвели. “Своим темпом, своим темпом” - подсказывали не мне, выглядевшие типичными тренерами люди в спортивных костюмах и с секундомерами. Узнать бы, где он этот свой темп. На пункте питания, на каждом круге кидались под ноги волонтёры с пластиковыми стаканами наперевес. Пить особо не хотелось, но было неудобно их расстраивать, поэтому хватал стаканчики для отработки техники питья на бегу. «Хочешь банан принесу? Изотоник не нужен?» - обслуживали местных бегунов друзья, сопровождая периодически параллельными курсами. Народ вокруг боролся за секунды, преодолевал анаэробный порог, я же вошёл в зону блаженства крейсерского хода, несмотря на то, что где-то в кроссовке набухала излишним объёмом плоть, ставя под сомнение правильность замысла. Последний километр пробежал за 4:53, наблюдая в километре позади, оторвавшегося от ведомых пейсера, радостно стремившегося вписаться в 2 часа и вскинувшего в приветствии руку, узнав во мне собеседника на стартовом километре. Ведомые тащились метрах в трехстах позади него, не оценив гениальности замысла с финишным ускорением. 

 

Вторую половину дня, вместо осмотра достопримечательностей замораживал под душем ногу. В Ханты-Мансийске бывал до этого не раз, но всё как-то по делам. Выходит, в этот раз тоже. А посмотреть есть на что, одних только музеев семь штук, на город с населением 95000 человек. История города отсчитывается с 1582 года, упоминается он  в летописях, как городок князя Самара. С 1931 года в 5 километрах от Самарова начала строиться современная часть города, который сначала назвали Остяко-Вогульск, переименовав в 1940 году в Ханты-Мансийск. Город красив, современен, в следующем году, если останется геочеллендж, приеду сюда с туристическими целями и попробую рассказать о нём поподробнее. В этот раз только посетил несколько видовых мест, для минимальной передачи впечатления об окружающей обстановке посредством фотографического отображения.

На следующий день, надев по совету Геннадия тугие штаны, отправился в обратную дорогу. В этот раз светофоры встречали меня исключительно красным сигналом. «Осень наступила» - внезапно пришла мысль при виде желтеющего леса и сбивающегося в стаи воронья. 

Кумкёй. Турция

ТУРЦИЯ. Хотел полениться и ограничиться описанием одной пробежки в Турции, однако кто-то пустил Еникеевых в Европу. Пришлось поднапрячься и разбить рассказ на две части.

Прочитал в новостях, что туристам, вылетавшим из Внуково в Анталью «Турецкими авиалиниями» 25 июля, устроили «хамам» на борту самолёта, не включая кондиционирование в течение сорока минут. Вот уж, действительно, важные новости, писать больше не о чем. Мы тоже вылетали из Внуково в Анталью 25 июля «Турецкими авиалиниями», но с кондиционированием всё было в порядке, а улыбчивые стюардессы  предлагали пассажирам пиво, вино, виски и другие напитки. У меня на эту неделю были намечены серьёзные тренировочные планы, поэтому я отказывался, вызывая у них искреннее удивление необычным для российских туристов поведением. «Турецкие авиалинии» мне понравились, прежде всего, нормальным расстоянием между рядами кресел, что для меня является критически важным, по причине длинных ног, и чего не встретишь обычно у жадноватых российских авиакомпаний.

В планы входила темповая тренировка на следующий день после прилёта, что я и попробовал сделать, встав в шесть утра. Мысль бегать по территории отеля по жёсткой плитке отбросил сразу, выбежав на автотрассу в сторону Антальи. Был выбор между тротуаром,  опять же выложенным плиткой чуть более мягкой, но неровной и очень ровным асфальтом шоссе. Можно было ещё и по грунтовке бежать между теплиц, но запах органических и неорганических удобрений не способствовал. Разметка дороги, с выделенным под обочину пространством, позволяла бежать по ней вполне безопасно. Пробежав в лёгком темпе разминочные километры, ускорился до 4:50 – моего порогового темпа, в соответствии с текущим VDOT. На предыдущих неделях вполне удавалось пробежать без всяких проблем в этом темпе 5 и 6 км, на эту тренировку были запланированы 7.  В этот раз не удалось, после одного километра ноги бежать отказались, пульс подскочил и не опускался даже после сбрасывания темпа. Выводы из этой тренировки я сделал неправильные, приписав неудачу раннему утру и отсутствию завтрака. Эти выводы до сих пор висят у меня в дневнике тренировок, который я веду в Polar Flow. Главной причиной, конечно, была жара. И вместо того, чтобы таскать бананы с ужина и есть их перед утренней тренировкой (хотя ничего плохого в этом нет) нужно было подумать о корректировке темпа.

Длинная цитата из Джека Дэниелса:

«Работающее человеческое тело намного лучше приспособлено к холоду, чем к жаре. Когда вы делаете упражнения, вы добавляете внутреннее тепло к теплу окружающей среды. При наличии подходящей одежды вы можете работать весьма интенсивно, даже если температура окружающей среды намного ниже температуры вашего тела. Но когда температура окружающей среды оказывается выше температуры тела, наступают трудные времена. Для бегуна, и в особенности для бегуна на средние и длинные дистанции, жара является врагом номер один. Вы можете одеться для холода или дождя, вам придется снизить скорость на высоте, но жара ударит по вас, как бы медленно вы ни бежали, и все, что вам останется, — это просто выживать. Это особенно заметно во время длительных пробежек и тренировок в М-темпе. Две большие проблемы бега по жаре — это повышение температуры тела, которое немедленно оказывает влияние на результаты, и обезвоживание, которое постепенно ухудшает ваши функциональные способности.

И увеличение температуры тела, и обезвоживание должны быть минимизированы, если вы вообще хотите продолжать бег. Нормальной температурой тела является 36-37°С, но работа, даже в холодной атмосфере, может повысить ее на несколько градусов. Фактически повышение температуры тела на один-два градуса повышает его производительность, но при достижении примерно 38-39°С производительность начинает падать и человек с каждой минутой чувствует себя все хуже и хуже. По мере тренировок бегуны обычно приучаются подсознательно распознавать этот предел и снижать обороты. Во время соревнований, правда, бегуны не любят отступать, и это усугубляет проблему. Именно поэтому так важна акклиматизация к жаре: это позволяет вашему телу узнать свои пределы и адаптироваться к оптимальной производительности в обозначенных пределах.

В условиях жары невозможно добиться тех результатов, которых вы добиваетесь в прохладных условиях. Как только тело начинает нагреваться, ток крови перенаправляется к коже, которая работает как холодильник за счет испарения воды (пота) со своей поверхности. Увеличение потока крови к коже для охлаждения оставляет меньше крови для переноса кислорода в работающие мышцы. То есть фактически наше тело для предотвращения перегрева само ограничивает количество крови, доступной для выполнения работы. К счастью, в большинстве случаев мы не можем блокировать функции, направленные на сохранение жизни, ради функций, направленных на увеличение производительности». 

 

Жара усугублялась высокой влажностью. Чем выше влажность воздуха, тем менее эффективно испарение с поверхности кожи и, соответственно, охлаждение организма.

К чему могут привести соревнования в таких условиях можно посмотреть по ссылке. Менее чем за 10 километров двое тренированных спортсменов довели себя до состояния клинической смерти и после этого старта уже никогда не вышли на высокий спортивный уровень, нанеся непоправимый ущерб своему здоровью.

Сильно неудаче расстраиваться не стал, поскольку на каждой тренировочной неделе всегда есть главная тренировка, и на данном этапе «темповая» ей не является. Однако главная тренировка - «длительная» 30 километров, запланированная на воскресенье, оказалась под угрозой, и следовало поломать голову, чтобы провести её нормально. Было ещё три дня на подготовку и за эти три дня нужно было отработать питьевой режим, для чего на последующих тренировках занимался замерами точной потери жидкости в текущих условиях. Вес до начала тренировки, минус вес по окончании, плюс вес выпитой по ходу воды, минус потеря влаги во время санитарных остановок, равно потеря жидкости с потоотделением.

Как уже написала Света, режим отдыха в связи с кратковременностью поездки был выбран пассивный, без экскурсий и поездок. Поэтому воспринимал весь оставшийся день как длительную восстановительную процедуру после бега, все условия для этого были. По традиции, которую навязывают всем туристам, в первый день сделали пилинг и пенный массаж. Массажист, поцокав языком и покачав головой, позвал администратора, поскольку сам не говорит на русском языке. Администратор объяснил, что массажист обнаружил у меня отложение солей в верхней части спины и «уставшие» ноги. Предложил за пять сеансов массажа решить эти проблемы. Сначала хотел отказаться, понятно, что это такой ход и проблемы находят у всех, однако согласился, поскольку ноги действительно были уставшие. Массажист, смуглый, невысокий и щуплый, которого я про себя называл Мехмед (вполне возможно, что его так и звали, поскольку администратор произносил это имя, перечисляя массажистов) возненавидел пространство между моими лопатками и плечами. Втирал в него какие-то масла, дробил соли при помощи движений пальцев, костяшек кулаков, горячих камней и даже локтей. Было больно, результатами он был доволен, что подтверждалось довольным напеванием под нос.

Да и я их чувствовал, с каждым сеансом болезненность процедуры уменьшалась. Однако с ногами у него не заладилось. Как бы он ни старался, отыскивая забитости и разбираясь с ними, на следующий день у него под руками опять оказывалась пара «уставших» ног. С новой силой брался он за работу, бормоча под нос что-то  напоминающее молитву, поминая аллаха, но результат был прежний. Кстати специалист он оказался отличный. Я делаю раз в неделю массаж ног в Когалыме или в Москве, и каждый раз приходится указывать на проблемные зоны. Мехмед же находил их сам, уделяя им чуть больше внимания. В отличие от спины массаж ног был мягким, но весьма эффективным – мышцы после сеанса были как новые. Довольно похлопав меня по ногам, он заканчивал работу, но на следующий день всё приходилось начинать сначала. Главный сюрприз и удар по профессиональным амбициям ожидал его в воскресенье. 

Белек. Турция

Ранним воскресным утром, в 4-30, выходя за территорию отеля, я поприветствовал дремлющего в своём помещении возле шлагбаума охранника. Тот, вздрогнув, кивнул мне головой и принялся перекладывать что-то у себя на столе. В руке у меня была бутылка с водой, на поясе две фляжки по 200 мл. Замеры в течение недели показывали, что за время «длительной» в 30 км будет потеряно примерно 5 литров воды. Чтобы не мумифицироваться, хотя бы пару литров нужно будет восполнить. В связи с этим, необходимо было делать «закладку» и траекторию пробежки строить вокруг неё. Во всех книгах о беге читал я, что нужно обязательно пить во время тренировок. Есть только один странный человек (Юрий Строфилов), который каждый раз пишет в своих постах в социальных сетях, что бегает длительные без еды и воды, в том числе и более 30 километров. Что касается еды, то с этим я согласен, для того, чтобы запустить жировой обмен необходимо на тренировках добиваться выжигания углеводов в организме, питание этому мешает. Ради чего нужно терпеть жажду и обезвоживание мне непонятно, приписываю это странностям отдельного человека, хоть и имеющего результаты быстрее 3 часов на марафоне после 52 лет.

Пройдя пешком 1 км, забросил бутылку в кусты. Пора было начинать. Было темно, с трёх сторон с невидимых глазу минаретов громко раздавались звуки молитвы. Лёгкий ветерок давал свежесть, несмотря на 26 градусов. Появилось странное волнение, впереди была пустынная дорога и вход в неизведанное. Такие длинные дистанции, тем более в жарких условиях - прогноз обещал к концу тренировки 34 градуса - я ещё не бегал. Внутри боролись здравый смысл, заранее подбирая оправдания, если тренировка вдруг не выйдет и спортивный дух, требовавший не сдаваться до последнего. Они всегда во мне борются, причём с переменным успехом. Заставил их прекратить, поскольку как-то они рановато начали, ещё до старта.

Вработался очень быстро, горячий асфальт был очень мягкий и в совокупности с амортизацией «триумфов» давал ощущение бега по грунту. Всё пространство шоссе было в моём распоряжении, и я часто пересекал его с одного края на другой на круговых перекрёстках с мигающими светофорами. Светофоры в отличие от России мигают красным, а не жёлтым. На эти перемещения никак не реагировали полицейские патрули – единственные кто проезжал рядом.  Дорога изобиловала плавными поворотами, оборудованными контруклонами, которые нагружали поочерёдно чуть больше то правую, то левую ногу. До Белека оказалось 9,5 км. Сумерки рассеивались, горы с трудом сдерживали за собой солнце, которое так радует туристов и огорчает бегунов. Хотелось бежать дальше, но проинспектировав содержимое фляжек, понял, что следует развернуться и бежать к «закладке». Шоссе уже не было пустынным, автобусы вереницами развозили туристов по экскурсиям, из аэропортов в отели и обратно.  При этом ни разу не было, чтобы какой-нибудь из них  обдал меня во время перегазовки облаком недожжённой солярки, с чем постоянно сталкиваешься во время бега по шоссе в России.

На 17-м километре встретился со Светой, бежавшей навстречу. Сурово поприветствовали друг друга и разбежались, не обнявшись и не поцеловавшись. У Светы впереди была вся дистанция, она выбежала попозже. Солнце уже вовсю жарило,  начинала мучить жажда, поэтому бутылку воды встретил с радостью. В темноте закинул её в колючий кустарник, разодрал себе до крови руку пока доставал, но жажда была сильнее боли. Ноги чувствовали себя прекрасно, темп поддерживал постоянно возле планового значения 6:13 на километр, пульс держался в запланированной зоне. Никакой внутренней борьбы уже не было, было ясно, что тренировка пройдёт по плану. 

 

На 23-м километре забежал на территорию отеля и сделал двухминутный плановый пит-стоп. Быстро скинув с себя кроссовки с носками, принял душ возле пляжа прямо в майке и трусах. Достал содержимое второго тайника: воду и изотоник. Помимо восполнения жидкости, нужно было позаботиться и о восполнении потери солей, дабы избежать судорог. Изотоник был изготовлен самостоятельно с вечера, поскольку в местных магазинах ничего подходящего не было. Это было несложно. Бутилированная вода была обогащена кальцием и магнием, оставалось дополнить её натрием, для чего использовал обычную соль. Для лучшего усвоения нужно было добавить углеводов. Лучшим вариантом был мёд, но поскольку на ужин мёд не подавали, то выдавил сок двух лимонов и апельсинов, заодно и витамины. В качестве сложных углеводов использовал обычный сахар. Пропорций никаких не соблюдал, делал всё «на глазок», но получилось неплохо, во всяком случае, организм воспринял эту смесь на ура. Даже Света потом выпила после пробежки и ничего.

Спокойно пробежал оставшиеся 7 км. Где-то за 2 километра до конца обратил внимание, что перестал потеть, что говорило об обезвоживании, но было уже не страшно. Под конец тренировки принял гель исключительно для тестирования восприятия его организмом на фоне усталости и для облегчения восстановления. Мой организм пока не отторг ни одного вида геля, не понимаю, зачем я продолжаю их тестировать. Пожалуй, больше не буду.

В общем, как-то легко и буднично всё прошло, наверное, так и должно быть.

Мехмед в этот раз делал массаж молча, ни слова не проронил. И лукумом не угостил к чаю, хотя до этого угощал. Однако дело своё сделал по обыкновению хорошо. Два сеанса, в воскресенье и понедельник, и как будто и не бегал тридцадку. Плюс, конечно, морские ванны и сауна. И пиво в качестве изотоника. И стопочку виски себе позволил в выходной понедельник. 

Лечищево. Истринский р-н

« …В 10.15 гражданин Волошин Сергей Николаевич, 1964 г.р., житель Москвы, этим летом работавший поваром в детском лагере, вышел за его ограду. Поутру болела голова и першило во рту, что повар ставил в вину исключительно магнитным бурям, терзавшим в последние дни земную атмосферу. Для поправки самочувствия он решил воспользоваться способом, рекомендованным приятелями. И отправился повар к Пирамиде...

...Сергей Николаевич Волошин перелез через ограждение и прямиком через федеральную магистраль побежал к Пирамиде. И хотя до поста ДПС было метров пятьсот, инспекторы услышали испуганный всхлип тормозов и тут же - глухой и мягкий удар. Через 30 минут в бессознательном состоянии с разбитой головой  повар был доставлен в больницу города Дедовска …Пирамида же продолжала гармонизировать пространство». 

Таким образом описывала ажиотаж в окрестностях Рижского шоссе статья Сергея Лескова в газете «Известия» в 2000 году. На тот момент Кашпировские и прочие Чумаки вещание по центральным каналам телевидения закончили, однако потребность в чуде у народа осталась и он с радостью поверил в чудесные свойства пирамид, построенных по правилам «золотого сечения». 

«Что там египетские Гизы! Паломники берут приступом строение Голода - карабкаются по холмам, бредут полями. Люди верят: Пирамида исцеляет. Это праздник святого Йоргена, перенесенный из дремучих веков. Мы видели семью из 4 человек, которая приехала из Мордовии. Они сидели на лавочке и сосредоточенно поедали заряженные пряники, запивая их заряженной водой. Заряженные продукты продаются здесь же…»

Голод – фамилия инженера, руководителя НПО «Гидрометприбор», который и является автором этого строения из дерева и пластика весом 55 тонн и высотой 44 метра, построенного им на свои средства на своём земельном участке в 1999 году.

«- Один глоток воды, которая пару часов была в Пирамиде, - говорит инженер, - и гарантия от онкологии. Исцелились уже сотни тысяч людей. Пирамида меняет структуру пространства и гармонизирует его. Через 5-7 лет исчезнут рак, СПИД, туберкулез, грипп, гепатит. Через 15 лет человек будет жить до 100 лет. Проблема Чечни тоже решится, если там поставить пирамиду…»


Голод, по-видимому, обладал хорошим даром убеждения, пирамид он построил по стране множество, правда, чуть скромнее размером: в Раменском, Тольятти, на Селигере (отчего начала зарастать озоновая дыра в атмосфере). Подобно Чейни, потрясал он пробирками с нефтью перед нефтяниками, убеждая, что пирамиды понижают её вязкость. И ведь поверили. На Ишимбайском месторождении нефти в Башкирии было сооружено 8 пирамид. К настоящему времени их уже не существует, местные крестьяне разобрали их на дрова, а ишимбайские нефтяники (как и Астраханские газпромовцы) оказались не такими уж и суровыми, раз Голод продолжает ходить на своих двоих, продолжая пропагандировать дело своей жизни.

Вокруг Москвы, тремя кольцами, закопаны камни, заряженные в пирамиде, ограждая столицу от эпидемий гриппа и повышая продолжительность жизни москвичей. Да чего уж там, даже на борт космической станции были доставлены камни, облученные в пирамиде, для гармонизации пространства уже над всем миром. Результаты «гармонизации» очевидны, достаточно включить телевизор.

Комиссия по лженауке при РАН под руководством академика Э.П. Круглякова более десяти лет назад официально объявила теорию пирамид Голода антинаучной, поместив его к Петрикам, Грабовым, а также к обладателям, например, таких официальных патентов: Патент № 2983239 “Симптоматическое лечение заболеваний с помощью осиновой палочки в момент новолуния для восстановления целостности энергетической оболочки организма человека”.

Информационный шум спал, а пирамида рядом с Новорижским шоссе продолжала стоять, привлекая покупателей заряженной воды и камней, рядом находились страусиная ферма и домик с оборудованием для фотографирования ауры человека. Замысливал я ещё с прошлого года  совершить пробежку в её окрестностях, попутно попробовав оценить влияние гармонизированного пространства на благополучие жителей коттеджных посёлков Лира и Лира-С, находящихся поблизости, но всё испортили волхвы.


29 мая этого года у волхва Радмира с друзьями возникло непреодолимое желание прибыть на это место и совершить обряд – воссоединиться со своим Родом и славянскими богами. Далее текст Юлии Дудкиной с сайта batenka.ru:

«…Как только Радмир заканчивает обряд, электричество вырубается, снаружи уже бушует ураган. Свет больше не проникает через стены — на улице потемнело. Четырнадцать аварийно-спасательных бригад Истринского района уже мчатся по дорогам туда, где ветром смело рекламные щиты, а упавшими деревьями оборвало провода. Казалось бы, лучше оставаться в помещении, но Радмир вдруг командует: «На выход!» Вместе с ним на улицу выбегают не только его друзья, но и другие посетители пирамиды, охранник закрывает за ними дверь, проходит семь секунд, и стометровое сооружение складывается, как карточный домик. Огромные стекловолоконные пластины падают на территорию страусиной фермы по соседству с пирамидой. Они приземляются на землю и задевают страуса, который почему-то не укрылся от дождя. От потрясения страус садится на колени и полчаса не двигается, потерянно глядя в пространство…»

И вот уже опять мчатся на место разрушения пирамиды корреспонденты с камерами, идут репортажи по центральным каналам телевидения, журналисты состязаются в остроумной ироничности, вспоминая рухнувшие финансовые пирамиды, пирамиду на Пушкинской, утверждая, что и пирамида Маслоу в России работает не так. А упёртый инженер сооружает из обломков уменьшенную её копию и грозится построить на этом месте сооружение из бетона, не уступающее египетским аналогам.

Но мой запал уже пропал, масштаб не тот, в четыре раза меньше, и вместо полноценной пробежки мы просто заехали на это место по пути с Истринского водохранилища для пары кадров. Страуса, кстати, не застали, видимо не пережил перенесённого шока. А ларёк с заряженными товарами имеется, также как и фотографирование ауры. 

Было в моих планах посещение ещё одного объекта, уже вполне научного. На краю Истры находится испытательный стенд ВНИЦ ВЭИ (Высоковольтный Научно-Исследовательский Центр Всероссийского Электротехнического Института). Это универсальный комплекс для испытания и исследования объектов техники на стойкость к воздействию импульсных электромагнитных полей естественного и искусственного происхождения.

Вход на территорию по описанию путешественников возможен в двух вариантах: по тропинке  через кладбище и дыру в заборе или через главные ворота, договорившись с охранниками. Ворота были закрыты, охранник с собаками где-то шлялся. Вариант тайного проникновения по варианту номер один даже и не стал предлагать, мои возможности убеждения очень сильно уступают Голоду. Поэтому прилагаю несколько кадров этого места из интернета.

Всё это, как и посещение музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим», в котором выставлялась помимо прочего и экспозиция картин Исаака Левитана, было на обратном пути из парк-отеля Cronwell, что на берегу Истринского водохранилища. Съездили туда на пару дней, дабы подышать свежим воздухом, восстановить мои силы после длительной тренировки в 27 км, для чего активно посещали сауну. Рассказать о впечатлениях об отеле, окрестностях, вдохновлявших Чехова и Левитана, оставляю  Свете. 

Сургутский район

Река Сухмитингъягун

Как-то в лагерь к нашим мужикам завалился их знакомый хант. Никого не узнавая, безумно вращая пьяными глазами и капая слюной, наводил на них ружьё и угрожал всех перестрелять. «Злой ты!» - обиделись они, насилу его успокоив. С тех пор и прилипла к нему кличка «злой хант». Соответственно, его сосед Витя, стал «добрым хантом», совершенно не предприняв для этого никаких усилий. К нему и направлялась в этот раз наша компания. Обученный водитель без всяких напоминаний делал остановки в специальных «сакральных» местах, в которых если не остановиться, то удочки можно даже и не забрасывать, всё-равно клевать не будет. Для сомневающихся всегда найдётся история про то, как в каком-то году торопились, не остановились, и потом весь день не клевало, а вечером «как отрезало». Народ дружно выносил на улицу столик, а я, вздохнув, доставал баночку безалкогольного пива, дабы не слишком сильно отличаться от коллектива. Рыбалкой данное мероприятие назвать можно было условно, поскольку народ поехал семьями, с жёнами и детьми. Однако традиции есть традиции.

Сам «добрый хант», сопроводив нас до поста и оставив заявление для охраны, вернулся в город, у него на этот день было намечено знакомство с родителями невесты. Предыдущая жена от него ушла, не выдержав очередного запоя, но недолго он проходил один. Вообще, Витя отличается от других хантов. Делит время между лесом и городом, где у него есть квартира, служил в армии. 

 

Поехали в пятницу после работы, в семь вечера, добрались до места ближе к десяти. Сразу и побежал, благо 23 июня полной темноты не бывает совсем. Местность у нас, как известно, болота да рыхлые пески. С громким карканьем летало надо головой вороньё, из-под ног неожиданно взлетали мелкие птицы, поймал себя на мысли, что чувствую себя неуютно без ружья за спиной. Что это со мной случилось? Раньше шарахался по ночному лесу в полной темноте без всякого оружия и нормально себя чувствовал. Запланированные 12 км выполнил, получилась по причине песка вполне себе силовая тренировка. Вернувшись в лагерь, быстренько поставил палатку и позволил себе кружечку пива, а потом ещё одну, а потом ещё три раза по одной. 

 

Про рыбалку рассказать особо нечего. В связи с наличием женщин и детей, наш скудный рыбацкий рацион, состоящий обычно из ухи, жареной щуки, жареных и копчёных окуней, а также пельменей в сметане, был усугублён разнообразными салатиками, стейками и тому подобными дополнениями. Как известно, сытый рыбак не способен проявить достаточное упорство в добывании рыбы. Нет, мы конечно поймали на всех с десяток щук, да пару десятков окуней, но в основном отдыхали, купались в озере, катались на лодках. Вот только поспать не удалось, в шесть утра уже в палатках было находиться невозможно из-за жары. Поэтому субботняя тренировка провалилась, всего 2,5 км смог осилить. Зато природа порадовала великолепным закатом и ещё более великолепным рассветом, ради которых стоило сюда приехать в этот день.

Кстати, в этих местах в 2010 году бывал Нариман и даже выловил в Сухмитнгъягуне малька, которого пытался называть рыбой и щукой. Фото у меня есть, но выкладывать не буду, пусть сам выкладывает, если не застыдится. 

Тундрино

Музыкальный полумарафон 

Выспаться как следует не удалось, всю ночь снились странные сны. Всё не помню, помню только, как гуляли мы вдвоём по полю с конём, долго гуляли, а потом он повернулся и сказал мне человеческим голосом: «под такими большими липами нам с тобой опасаться нечего». Тут я и проснулся с мыслью о том, что лип тут вроде не было никаких, одни кедры да берёзы. На часах было шесть утра, метрах в 50 от моей палатки коллектив человек из шести дружно наяривал на гитарах и пел. Понял, что повторно не уснуть. Злости и раздражения не было, было смирение. Хотя, если бы была граната, то, пожалуй, я бы её им в костерок подбросил. Нет, я не в первый раз на фестивалях и знаю повадки бардов. Поэтому и прихватил с собой беруши на 35 децибелл, однако не очень помогло. Встал, поставил на плитку котелок. Выспаться надо было бы. Не только ради того, чтобы послушать про солнышко лесное и как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, я сюда приехал. На 17 июня был намечен удар по всем трём зачётам клуба Achilles. Сургутский клуб ILR проводил забег на 10 км и полумарафон. В связи с фестивалем авторской песни, назвали они его шаблонно «музыкальным».

Сварил овсяную кашу, выпил чаю. Из соседних палаток вылезали хмурые соратники по забегу, на фестивале нам выделили отдельное место. Только новые знакомые из Когалыма были более подготовлены, 70-и летний учитель ночевал в машине в отдалении, а второй принял снотворного и выглядел выспавшимся. Они заявились на 10 км. Потихоньку начали съезжаться остальные участники забега, ночевавшие в Сургуте и Нефтеюганске.  География участников была обширная: Ханты-Мансийск, Сургут, Нефтеюганск, Нижневартовск, Стрежевой, Покачи, Мегион, Лянтор, Нягань, Урай и даже Екатеринбург.

При этом большинство друг друга знает. Местные забеги этим отличаются, случайных людей почти нет. Как обычно, народ начал прибедняться. Один только с Эльбруса приехал, где бегал по горам и сейчас «под нагрузкой», поэтому тихо побежит, по 4:20. Другой - зимой толком не побегал и на марафоне в Сургуте показал свой антирекорд - 3:23 и т.д. Я в это время старался незаметно запихнуть свои Saucony под кресло и прикинуться любителем авторской песни. 

 

Всего на обе дистанции заявилось 125 человек. За час до старта мы дружной толпой пошли к его месту 1 км пешочком. Прогноз погоды подтвердился, и температура воздуха была 32 градуса, если верить датчику автомобиля. Мне и этой прогулки хватило в качестве разминки, а народ вовсю начал бегать, делать СБУ и ускорения. Особенно те, кто из клуба ILR, им деваться было некуда, у них тренер.

Короткий инструктаж, потом старт. Некоторые к инструктажу отнеслись несерьёзно, а зря. Нужно было пробежать до Тундрино, оббежать вокруг церкви, вернуться к Высокому мысу, развернуться в 50 метрах за рамкой старта/финиша, пробежать 500 метров, развернуться, добежать опять до старта/финиша, развернуться уже перед ним, после чего опять в Тундрино и обратно. Многие запутались, волонтёры их лениво отлавливали, разворачивали. Благодаря этому я обогнал одного соперника, за которым держался 10 км, правда он всё-равно потом занял первое место в категории 60+. Личных рекордов ставить я не планировал, основная цель – подготовка к марафону. Поэтому бежал по 5:30 на километр. 


Однако в условиях жары и недосыпа этот темп для меня оказался убийственным. На девятнадцатом километре  «накрыло», я вдруг обнаружил, что бегу по синусоиде. Причём не от усталости, а очень похоже на тепловой удар. Добежать любой ценой цели не было, поэтому перешёл на шаг, прошёл примерно 400 метров, пока не исчезла пелена и «мушки» перед глазами. Дальше докатился потихоньку до финиша бегом. Результат получился в районе 1:58, жду официального подтверждения.

Выводы:

1. Три полумарафона за 5 недель – много.

2. Жара – очень плохо.

3. Недосып – плохо.

4. Для марафона нужно купить кроссовки на полразмера больше.

Хотел я ещё остаться до воскресенья, послушать концерт в исполнении членов жюри, были намечены в программе фестиваля фейерверк и дискотека. Потом думал на обратном пути куда-нибудь заехать и набрать ещё 1,2 балла. Но посмотрев на селфи после финиша, собрал палатку и поехал обратно, в Когалым, поблагодарив организаторов забега за их труд. 

 

Заехал ещё ненадолго в Тундрино, пофотографировал церковь, а также памятник борцам за Советскую власть. Первый памятник – деревянную пирамидку сделал секретарь комсомольской ячейки Дмитрий Лукачёв в 1920 году. Посвящён он был гибели 18 коммунаров, расстрелянных колчаковцами на «барже смерти» в 1919 году. На пирамидке были стихи:

"Вечная память борцам за свободу, Погибшим на берегах кровавой реки Оби.

Врагами расстреляны, брошены в воду, Их не увидят уж семьи свои".

Однако в марте 1921 года во время кулацкого мятежа сам Дмитрий Лукичёв, его брат Моисей и десятки других коммунистов села Тундрино погибли. Памятник был установлен на их могиле. В 1963 году деревянный памятник был перевезён в Сургутский музей. Взамен него был установлен каменный, с другой надписью: «Ни камню скорби, ни камню славы не заменить погибшего бойца».

История Тундринской церкви тоже овеяна легендами. Говорят, что колчаковское золото в девятнадцатом году было доставлено на белогвардейском пароходе в Тундрино и спрятано у святого Пантелеимона. Когда церковь стали восстанавливать, царского золота не нашли, зато под алтарём была обнаружена старопечатная книга Типикон, устав церковной службы, выпущенный типографией Священного Синода в Москве в 1877 году. Так что, в этих глухих местах, в которые было в своё время очень трудно добраться, только по воде, происходило очень много разных событий. Меня всегда удивляло, как тогда, в эпоху отсутствия интернета в эти глухие места доставлялась воля людей, находившихся у власти в далёкой Москве. Никуда не укрыться от политики, ни тогда, ни тем более сейчас.

пос.Высокий Мыс

Бегун среди бардов – свой среди чужих

Ежегодно, с 2001 года, в июне месяце, в поселке Высокий Мыс, проводится фестиваль авторской песни. Как-то раз, возвращаясь домой, я произнёс это название в присутствии водителя. Он сразу ударился в воспоминания о том, что в 80-е годы, он неоднократно ездил туда по зимней автодороге. В те времена тотального дефицита, в посёлке, находящемся на спецобеспечении, можно было прикупить дублёнку, туфли и другие вещи тем, у кого были деньги. Вот он и ездил туда за вещами для директора. Ещё там можно было купить картофель, почему-то с его слов вёдрами, а не мешками. Ну а муксуна с нельмой в те времена, якобы, отдавали чуть ли не даром. Сейчас в Высокий Мыс можно проехать и летом, построили отличную асфальтовую дорогу уже давно. Хоть я и не творческий человек, почему бы и не потусоваться среди бардов? Раздумья были недолгими, всего-то 280 км езды. Поехал в пятницу с утра, проведя планёрку и раздав поручения.

В момент моего приезда, лагерь прямо напротив администрации посёлка ещё только разворачивался, тестировали оборудование, микрофоны. Со сцены убедительно вещал мужик о том, что должен соблюдаться режим здорового образа жизни, а тех, кого застанут за употреблением спиртного, передадут ОМОНу. «О! Отличный тост, давайте выпьем за здоровый образ жизни!» - прозвучало за столиком, ближайшим к автомобилю суровых парней из ОМОНа. Полиция была в это время доброжелательна и занималась нарезкой сала и разжиганием углей в мангале. Найдя коменданта лагеря, попросил выделить мне место под палатку подальше от сцены. Быстренько организовав персональный лагерь, пробежался по посёлку. 

 

Посёлок Высокий Мыс был построен в 1930-1931 годах на высоком берегу Оби. Населили его переселенцы, сосланные из Челябинской, Свердловской и Уральской областей. Переселяли в основном «кулаков». Люди жили здесь и раньше, свидетельством тому является церковь Святого Пантелеймона в соседнем Тундрино, основанная в 1897 году. Переселенцы, испытывая страшную нужду, строгую изоляцию от местного населения, жестокий комендантский надзор, обустроились на новых землях: построили дома, выкорчевали вручную леса под поля, завели скот, построили клуб и школу. Место оказалось не совсем удачным. Каждую весну берег подмывает вода, поэтому почти все постройки уже дважды приходилось переносить вглубь. В посёлке Высокий Мыс, в 1957 году, высадился десант первооткрывателей Югорской нефти под управлением Фармана Салманова. На этом месте сейчас стоит памятный знак и капсула с посланием потомкам, которую нужно будет вскрыть в 2057 году. 

 

Сделав круг по улочкам Высокого Мыса, вернулся в лагерь. Тот уже заполнился и зажил жизнью по своим правилам. Население разбилось на две половины. Суровые нефтяники Сургутнефтегаза, являющегося спонсором и организатором фестиваля, приехавшие сюда отдыхать. Не менее суровые участники фестиваля. «Мужики, рабочий день закончился» - прозвучало над поляной где-то в 18:00. Первые восприняли это как команду. Вторые проходили отбор и прослушивание перед членами жюри, представлявшего собой пару небритых Мищуков, а также неизвестный мне арт-зонг дуэт «Мастер Гриша». Что такое арт-зонг, я тоже не знаю. Проводились состязания по гиревому спорту, пляжному волейболу, перетягиванию каната. Местные дети ходили мимо палаток, предлагая карасей для ухи. Полиция и ГИБДД безуспешно пытались разворачивать подъезжающих, желающих проехать на автомобиле непосредственно к месту стоянки. Вроде и дороги все перегородили телегами и знаки понавесили, а те всё-равно просачивались. Что делал я? Сидел, слушал выступления у свободного микрофона и варил макароны. 

 

Умывшись после пробежки, повесил полотенце с логотипом и надписью «Когалымнефтегеофизика» на забор. Через полчаса, вокруг меня уже расположились несколько человек из Когалыма. Познакомились, те оказались ярыми участниками всех окружных спортивных мероприятий по бегу, спортивному ориентированию, гонкам с препятствиями. Узнал, что в округе проводится масса таких мероприятий. Ну надо же, буду знать. Встретился и знакомый, когда-то работавший учителем физкультуры в 7-й школе, в которой мы играли в волейбол. Сейчас ему 70 лет, он на пенсии. Они возвращались с Алтая, где бегали по горам, принимали ванны из пантов и по пути решили заехать в Высокий Мыс. Показывал мне фотографии и делился своими планами. Говорит, что увлёкся фотографией, хочет как следует изучить это искусство и через пару лет приобрести хороший фотоаппарат. Рядом расположились организаторы “I love running” в г. Сургуте – и дотуда дошло это движение.

В общем, отлично и познавательно провёл время, да и баллов подзаработал в челлендж.

Сургут

Сургутская ГРЭС

После проведения технического обслуживания автомобиля обычно следует звонок от службы качества с целью измерения уровня моей удовлетворённости обслуживанием. Их вопросы всегда ставят меня в тупик: удовлетворён полностью, скорее удовлетворён, чем не удовлетворён и т.д.,  штук пять градаций. В отношениях между поставщиком услуг и клиентом я бинарен: либо доволен обслуживанием, либо нет. Однако менеджеру автосалона об этом было неизвестно, и она героически боролась за оттенки моей удовлетворённости, старательно делая вид, что её совершенно не смущает посетитель в лосинах и кроссовках:

 - Отличные штаны! Чем могу помочь?

 - А где бы здесь можно побегать?

Признаться честно, я сам чувствовал себя не в своей тарелке и вопрос о том, где побегать задал, чтобы сразу показать, что я не какой-нибудь танцор балета, сбежавший с репетиции, а совсем даже наоборот – серьёзный бегун. План на тренировку, разумеется, был проработан заранее, да и в Сургуте я прекрасно ориентируюсь.

Ну ладно, ещё признаюсь, - про штаны она вслух не сказала.

 

 

Сдав автомобиль и выбравшись наружу,  почувствовал себя в своём контексте, вздохнул с облегчением и побежал. Этот район Сургута представляет собой промзону, не обладающую какой-то особой промышленной эстетикой, за исключением своего главного объекта – Сургутской ГРЭС-2, расположенной на слиянии рек Чёрной и Оби. Крупнейшая в России и третья в мире по мощности тепловая электростанция, входящая в список 12 приоритетных целей ядерных ракет НАТО на территории Российской федерации, при уничтожении которых страна не сможет нормально функционировать.  Вокруг забора электростанции проходит дорога в дачный посёлок, по ней и пробежался. Въезды, загороженные металлическими ежами, заборы, ощетинившиеся колючей проволокой и камерами видеонаблюдения, угрожающие надписи о том, что охрана вооружённая, о запрете прохода-проезда, фото и видеосъемки. Представил, как рассматривают меня вооружённые охранники в многочисленных мониторах, пытаясь понять мои цели, и что может быть у меня в рюкзачке. Стало неуютно. В рюкзачке у меня были документы, ключи и джинсы – на второй заход в салон в лосинах я оказался неспособен. 

 

Станция строилась в начале 80-х годов прошлого века, первый блок был запущен в феврале 1985 года. На запуске присутствовали М.С. Горбачёв с супругой, Б.Н. Ельцин и другие официальные лица. На фото с этого события лица у всех грустные – в разгаре была борьба с пьянством и алкоголизмом. Необходимость строительства станции была обусловлена бурным ростом добычи нефти и газа в регионе. Нефть добывают для получения энергии, однако для её добычи тоже нужна энергия: были построены города, инфраструктура, штанговые и электроцентробежные насосы для добычи нефти работают на электричестве. А электростанция использует для разогрева воды и получения пара, вращающего турбины, энергию от сжигания попутного нефтяного газа, получаемого при добыче нефти – вот такой вот взаимный энергообмен получается.  Установленная электрическая мощность Сургутской ГРЭС-2 составляет 5 597,1​ МВт. Мощность Тайчжунской ТЭС в Тайване – 5824 МВт.  Китайская ТЭС Tuoketuo – является самой мощной тепловой электростанцией в мире. Установленная мощность 6600 МВт.

Побегав под гудящими проводами, под прицелом видеокамер станции и ядерных ракет из Америки вернулся за автомобилем. Жду звонка из службы качества через пару дней. Сообщу им, что удовлетворён полностью.

Женева 

Женевский полумарафон 

Начну с погоды. Из четырёх дней три были дождливыми. Больше всего переживал об этом владелец гостиницы, пытаясь извинятся от лица всей Швейцарии. «Не переживай, старик, отличная погода» - успокаивал я его. Действительно, для бега температура 10 градусов и лёгкий дождь – идеальные условия. Ну, а для экскурсионных хождений по городу у нас была солнечная пятница. Тогда же посетили и весьма скудное экспо. Купил носки себе, чтобы уж не зря ходить, Юля юбку беговую выбрала. На кассе мне пытались объяснить, что юбка – женская. Всё-таки Швейцария – не Европа, нельзя уж мужику юбку приобрести.

Мы с Нариманом первый полумарафон в Москве бежали в схожих условиях и сделали тогда ошибку, тепло одевшись. В этот раз  исключительно майка и трусы. Ни разу об этом не пожалел. Старт и финиш забега были в разных местах, гостиницу я выбирал поближе к финишу, поэтому на старт отправились на трамвае, благо остановка в пятидесяти метрах. Помимо бесплатных билетов на транспорт от гостиницы, организаторы забега тоже предоставляли билет на проезд в общественном транспорте в день забега. Правда и тот, и тот билеты требовали подтверждение личности. Паспорт в дождь брать не хотелось, взяли его копии, несколько самонадеянно рассчитывая, что подготовка позволит сбежать от контролёров, если что. Трамвай был полон бегунов, кому ещё в Женеве в раннее воскресное утро приспичит куда-то ехать.

Постоянно накрапывал дождик, и опытных людей можно было отличить по наличию одноразовых дождевиков или приспособленных под накидки мусорных мешков. Таковых было не так уж много, остальные прятались в не очень больших раздевалках, возле стен домов, некоторые заняли козырные места в кафе рядом со стартом и пили кофе. В каждом из стартовых секторов установили столы, покрытые тканью. Было непонятно зачем, но потом оказалось, что это для людей, которые должны были проводить разминку. Нашему сектору досталась девушка в синем дождевике, судя по всему фитнес-инструктор. Она отнеслась к важному и ответственному делу весьма легкомысленно. Сначала к ней забрался какой-то парень, с которым они обнимались и делали селфи, потом минут пять она демонстрировала какие-то упражнения, в основном прыжки на месте. С другой стороны, особого простора для творчества у неё не было, к этому моменту сектора были забиты людьми, и свободы для движений не было. Я, как и положено, размялся минут за тридцать до старта и просто занимался сохранением тепла и боевого духа. 

В 9:00 началось движение, никаких объявлений, обратных отсчётов не услышал, просто все вдруг двинулись вперёд. Мало того, я и старт проспал, поскольку искал стартовую арку, а её не оказалось. Просто в один момент понял, что я иду, а все вокруг бегут, после чего запустил часы.

Всё-таки планировал бежать не упираясь, в режиме длительной, но план на гонку выдержал только первый километр – 5:45. Дальше понял, что неудобно быть медленным в узком потоке, постоянно кто-то задевает плечом, обгоняя. Потом сбоку, прямо рядом со мной, пристроились мотоциклы с медицинским сопровождением, внимательно заглядывая в глаза. Понял, что видимо совсем медленно бегу. Решил, что чуть-чуть изменю план, буду бежать  быстрее, но не выходя из аэробной зоны, по 5:20 примерно. Первые и вторые 5 км так и вышло: 5:20, 5:20. Медики так меня и сопровождали, пока километре на седьмом девушка впереди меня не дёрнулась как подбитая птица и не захромала. Радостно окружили они её мотоциклами, доставая что-то из ящиков с красными крестами.

После очень короткого периода бега по городским улицам, выбежали в сельскую местность, трасса шла вдоль вспаханных коричневых полей с небольшими лесопосадками. Этим начали пользоваться многочисленные бегуны, не сумевшие себя нормально подготовить к старту. Резко и неожиданно срывались в сторону лесопосадок, как будто уходя от погони, начиная уже с третьего километра, это наверное те, кто кофе пил. 

Через несколько километров вработался и бежал себе, спокойно оббегая лужи, а потом и не оббегая, всё равно мокрый. На восьмом километре настиг седую женщину, на груди и спине у неё были, помимо номера, цифры 85, видимо её возраст. Если она стартовала даже с первого ряда, то по моим прикидкам получалась, что эти восемь километров она бежала со средним темпом где-то 5:30. На одиннадцатом километре принял гель, вошёл неплохо, на пятнадцатом ещё один.

Дорога из сельской местности привела к Женевскому озеру, дальше всё время бежали вдоль него. Мысленно пытался приблизить к себе фонтан, но он плохо поддавался. На тринадцатом километре предстояло пробегать через длинный тоннель. Когда забегал, из динамиков раздалась дьявольско-тревожная музыка, внутри зажигал диджей. GPS  под землёй потерялся и на часах и на телефоне, приходилось ориентироваться только на пульс. В итоге, как оказалось, разогнался - третьи 5 км получились 4:57. Короче не выполнил план, залез в анаэроб. Вот тут-то и затосковал я до самого финиша. Ноги закислились и отказывались увеличить темп. Кое-как докатился по 5:11. В городе улицы были заполнены поддерживающими людьми, не хотелось на виду у болельщиков скисать, дотерпел.

Вот так вот буднично прошёл забег: все побежали и я побежал. Однако результат дал ответ на вопрос, для чего я зимой дисциплинированно тренировался, невзирая на погоду. Личный рекорд оказался приятным бонусом ко всем остальным дивидендам от занятий бегом. И я благодарен Женеве, что не высосала из меня энергию за два дня пребывания до забега, а напротив, позволила её накопить и реализовать мой потенциал на тот момент.

Финишировала Света, и мы потопали в гостиницу. На перекрёстке замигал зелёный сигнал светофора. «Побежали, успеем» – крикнули мы друг другу. Дальше было смешно. 

Женева

На паре предыдущих забегов опробовал систему подводки к воскресным соревнованиям, включающую в себя развивающую МПК-тренировку в среду, затем два дня выходных и лёгкую тонизирующую тренировку в субботу. В этот раз поступил также, поскольку она мне, похоже, подходит. Единственно, внёс поправку на состояние и сделал в среду темповик с финишным километром в темпе МПК.

До субботней тренировки был прилёт в Женеву в четверг в полдень. Разработка маршрута от аэропорта до гостиницы была поручена Владику. «Поедем на такси» - предложил он. Вот что за молодёжь пошла – ищет лёгких путей. На самом деле, для прибывающих в аэропорт Женевы туристов, в зале выдаче багажа, стоит автомат с бесплатными билетами на систему общественного транспорта TPG. Действует он 80 минут и, при предъявлении совместно с посадочным талоном, даёт право проезда на электропоезде, автобусе, трамвае и водном трамвае. На электричке до центра – 5 минут езды, на автобусе – 15 минут.

Такси домчало нас до гостиницы за 15 минут, при этом водитель безбожно нарушал правила, постоянно проскакивая на красный свет. За стойкой Reception сидел тщедушный немолодой человек в больших очках. Показал ему бронь от booking. «Да не вижу я ничего в твоём телефоне, ты случайно не Байбурин?» - мгновенно вычислил он меня. Всё время пока нас оформлял, непрерывно шутил и балагурил, со смешным  английским с акцентом на букву «р». Выдал на четыре дня проживания транспортные карты - для туристов, проживающих в отелях, транспорт в городе бесплатен. 

Впрочем, транспортом мы не пользовались. Центральную часть города населением порядка 170 тысяч человек вполне можно обойти пешком. Ну, а если бегом, то легко можно забежать во Францию.  На восток от отеля, в котором мы расположились, до французской границы – 4 км, на запад – 10 км, на юг – 7 км. Можно на трамвае доехать.

По первому времени мы абсолютно не вписались в расписание жизни города. Терпеливо стояли на перекрёстках, пока местные переходили дорогу на красный сигнал, долго искали, где бы поесть. В начале прошлого века Луначарский объяснял тоску по родине многочисленных российских эмигрантов следующим образом: «самый ход жизни женевских мещан похож был на ход изготовляемых ими часов». За более чем век, мало что поменялось. Я не видел ни разу спешащих куда-то людей, даже на запрещающий сигнал светофора переходили неспешно. Всё строго по расписанию. Как выяснилось, подавляющее большинство кафе и ресторанов кормят с 12 дня до 2, потом до 7 вечера предлагают только drink. Как назло дринк нам было нельзя, а нужны были исключительно пасты и макароны. Пришлось даже (только никому не рассказывайте) пару раз пообедать в Макдональдсе. В воскресенье магазины совсем не работают, даже супермаркеты. Потом приспособились. «Только в Москве так не делайте» - учили мы детей, перебегая вместе на красный сигнал светофора.

За разработку культурной программы посещения отвечала Юля, и она повела нас в Музей современного искусства. Я, если честно, то и в несовременном искусстве не очень силён, но экспонаты, расположенные в четырехэтажном здании бывшей фабрики, ничего, кроме  недоумения не вызвали. Честно пытался найти смысл в приклеенных к полу поношенных кедах с фотографиями владельцев или в дверях строительных бытовок, расписанных и разрисованных, видимо, бывшими владельцами, но не нашёл. Некоторые вещи однозначно были сделаны в состоянии психического расстройства. Хотя часть экспозиции, посвящённая военной тематике, была более понятная и привычная.

Зато по дороге к музею осмотрели практически все достопримечательности старого города, что доставило намного больше удовольствия.

Моё итоговое впечатление о Женеве: очень красивый город, отличное место для релакса после бурно проведённого времени (например похода в горы), но не более нескольких дней, потом хочется движухи. Вот Ленин прожил четыре года в Женеве, написал там «Марксизм и эмпириокритицизм», «Шаг вперед, два шага назад», а потом замутил революцию в России. Или Мэри Шелли пожила на вилле возле Женевского озера, потом «Франкенштейна» сочинила, но тогда, в 1816 году, погода плохая была. Ещё неплохо сюда для похудения приезжать – расписание общепита и цены способствуют. 

Соответственно, после полутора пешеходных дней, вышел в субботнее уже не раннее утро (почти 9 часов) на пробежку. Была шальная мысль назло Нарику забежать во Францию и сорвать полтора бонусных балла, но поскольку правила позволяют на сертифицированном забеге получить 1,2 балла, даже если пробежать по уже оформленному маршруту, побежал к Женевскому озеру. Цель была заодно разведать маршрут, по которому будет бежать Владик, особенно место разворота. Вот интересно, куда там все люди прячутся? В 9 утра на улицах ещё никого нет, за исключением редких бегунов, в 9 вечера уже никого нет, бегунов чуть больше. В определённые моменты дня все вылазят, заполняют многочисленные кафе и рестораны. Люди в дорогущих костюмах и галстуках толпятся вокруг столиков с бокалом вина, потом внезапно исчезают. Видимо есть ещё какая-то тайная жизнь в городе, незаметная для пришельцев. Кстати, культура пития вина у них французская, всё вином запивают чуть ли не малые дети. Официанты по десять раз переспрашивают, точно ли мы вино заказывать не будем к пасте.

Разведать ничего не удалось. Лишь вечером, перед самым стартом детских забегов появились куцые ленты ограждения, на которые жители города, прогуливающиеся вдоль озера пешком и на велосипедах, не особо обращали внимание. Редкие волонтёры пытались их отгонять, но силы были неравны. Однако, при виде нескольких сотен бегущих детей, люди сами в панике освобождали дорогу – то ещё зрелище. Владик установку на забег выполнил, на шаг не переходил, выложился по максимуму, за что и получил заслуженную медаль, такую же, как и у нас, один в один.

Результаты субботней пробежки спутали мне все карты. При тяжелых ногах, показатели пульса и темпа были неплохие: 128 при 5:56. Решение о целевом темпе оставил на утро воскресенья.

Москва. Парк Олимпийской деревни 

В 1979 году Советский Союз готовился к проведению XXII Олимпийских игр. Для приёма атлетов со всего мира на пустыре на Юго-Западе Москвы была возведена Олимпийская деревня. Были построены 18 шестнадцатиэтажных домов, в которых после окончания соревнования отпраздновали новоселье 14,5 тысяч москвичей.  Район считается хорошим до сегодняшнего времени, и никто не помышляет о его реновации. Был построен самый современный спортивный комплекс – страна всегда умела принимать крупные мировые мероприятия. Для того, чтобы спортсменам было где отдыхать после соревнований, рядом с Олимпийской деревней был разбит парк с каскадом из четырёх искусственных прудов.

 

По телевизору ежедневно показывали новые серии мультфильма «Баба Яга против!», как сейчас помню. «Ещё до старта далеко, далеко, далеко, далеко…» - пел Тынис Мяги.

Мне до старта оставалось 5 дней, так куда, как не в этот парк нужно было идти на тренировку? Ведь после прогулок по этим местам было установлено 74 олимпийских, 39 европейских и 36 мировых рекордов!

 

И сейчас, после реконструкции 2015 года основной темой парка является спорт. Площадки для волейбола, баскетбола, настольного тенниса, игры в городки, 5 площадок для воркаута, велосипедная дорожка. Организовал здесь одну из своих Runbase Adidas.

Бежалось тяжело, организм, только отходящий после болезни, отказывался нормально работать. Но невидимая аура этого места делала своё дело.  «Сегодня никуда от спорта не уйдёшь, от спорта нет спасения…»

Парк "Мещерский", Мос. обл.

Во многих фильмах, главный герой, после долгого периода жёсткой подготовки, уходит в лес или горы, где  медитирует перед решающей битвой. Подобно им и  я, выбрав в качестве «места силы» Мещерский парк, впал в некое медитативное состояние, пытаясь представить, как пара тысяч бегунов бегут по этим же дорожкам. Шуршание крошки под ногами, дыхание. Помогало мне в  этом красочное описание Евгением забега «Весенний гром», состоявшимся за неделю до этого. Отличало от героев фильмов меня то, что не было периода жёсткой подготовки.

 

Базовая работа низкой интенсивности была выполнена за долгие зимние месяцы, после чего, как это часто бывает, за месяц до забега настигла болезнь. В итоге, за неделю до полумарафона ощущение полного отсутствия формы, «поскоростить» не удалось совсем. И оставалось только уповать на чудо, надеяться, что вспомнит организм тяжёлые тренировки полуторагодичной давности. Однако в умных книжках пишут, что как раз базовая работа остаётся с нами надолго, а вот скорость теряется очень быстро. Но всё-же, а вдруг! Нет, спортивная наука точная и неумолимая, придётся делать забег в Женеве промежуточным, а уж через две недели, в Москве, бежать «на все деньги».


Конечно, нужно взяться за изучение Мещерского парка, который раньше назывался Баковский лес, посерьезней. Очень многое видели эти деревья, начиная со времён Ивана Грозного. Однако сейчас не до этого, в следующий раз как-нибудь. А в этот раз, благодаря принятому решению, просто побегал расслабленно, «украв» незапланированный кусочек лета в конце апреля. После минус 3 в Когалыме, плюс 23 в Москве казались чем-то нереальным.

Когалым. Северная промзона 

2 апреля. Тихо пиликнул телефон, пробудив от сна. «Опять бегуны с утра пораньше, пип, пип, пиииииип» - подумал я. Однако нет – это МЧС информировало посредством СМС об опасных природных явлениях. Состояние организма было болезненным, но в чём заключалась болезненность,  было непонятно. «А он мужчина хоть куда, он служил в ПВО» - передразнил я своё отражение в зеркале. Стоп! Вот в чём дело! Отражение после вчерашнего дня геолога было ужасно - трезвые глаза, абсолютное отсутствие какой-либо помятости – разве так должен выглядеть человек на следующий день после профессионального праздника? Нет головной боли, организм чувствует себя обманутым, ведь он целый год на это настраивался – вот в чём причина болезненности!  Даже «Держись геолог, крепись геолог» ни разу не спел. «Надо  реабилитироваться, в честь дня войск противовоздушной обороны пойду сегодня купаться в фонтанах и сбивать камнями квадрокоптеры» - пришло твёрдое решение.

За окном бушевали опасные природные явления, пытаясь оторвать от окна подоконник, фонтаны были по-прежнему заморожены, а воздушное пространство Когалыма было свободно от нарушителей. Ну и ладно, пойду тогда тестировать новые saucony. Нариман меня убеждает купить полумарафонки Saucony Kinvara. В принципе я не против, но надо переходить к плоской подошве постепенно. У Нимбусов, в которых я отбегал более двух лет (начиная от 14-й модели, заканчивая 17-й) перепад пятка-носок составляет 10 мм, у Kinvara – 4 мм, а у Triumph iso  – 8 мм. Всего два миллиметра разницы с нимбусами, а ощущения кардинально отличаются с момента их надевания. Нимбусы сразу наклоняют тебя мордой к асфальту, в триумфах такого ощущения нет. Это, знаете ли, повышает самооценку – кому понравится, когда кроссовки диктуют тебе угол наклона к горизонту.

С этой повышенной самооценкой я и побежал, наклонившись мордой к асфальту. Нет, я прекрасно знаю и много раз читал, что смотреть надо вперёд перед собой метров на десять, не нужно опускать голову низко. Но почему-то мне захотелось в этот момент, чтобы эти умные писатели оказались рядом со мной, чтобы посмотреть, через сколько минут их унесут на носилках с вывернутым голеностопом. Живо представив как это будет, я тут же грохнулся, едва не вывернув голеностоп. Правда, синяк появился почему-то на правой ягодичной мышце (фотографию предоставлять не буду – поверьте на слово). Нельзя сказать, что триумфы скользкие, протектор подошвы неплохо держит на прессованном снегу, во всяком случае на порядок лучше адидасов ультрабуст с их подошвой Continental. Однако против голого бугристого льда бессильны любые кроссовки, за исключением шипованных. Пришлось добавить к пробежке экстрима, выбежав на проезжую часть. На асфальте ощущения мне понравились. Что-то промежуточное между нимбусами и ультрабустами. Нет ватной мягкости нимбусов и нет ощущения, что у тебя под пятками пружины, как у ультрабустов. Еще понравилость, что не было боли в колене с первых метров дистанции, в нимбусах обычно приходилось врабатываться пару километров. По поводу темпа судить не могу, ужасные погодные условия лишают объективности. По итогам пробежки вынес решение отправить нимбусы на кладбище кроссовок, которое я организовал на балконе. Я им это много раз уже обещал, когда что-то не клеилось во время тренировок, а один раз даже выполнил обещание, закинув их туда от злости. Однако, проснувшись посреди ночи от угрызений совести, вернул их обратно. Не виноватые они – верой и правдой служили почти 1000 километров. Но, такова жизнь, пора.

 

Вот уже больше месяца ветер дует с одного направления – от моего дома. В этот раз также, он так остервенело подталкивал меня в спину, что даже приходилось притормаживать. Разворачиваться и бежать против ветра не хотелось и я безвольно катился вперёд, наивно надеясь, что к моменту разворота он утихнет. Так и добежал до Северной промзоны, после чего режим остервенения пришлось включать самому. 23 метра в секунду в некоторые моменты буквально останавливали, кроме того по причине новых кроссовок забились мышцы, которые обычно никогда не ощущал, в частности в передней части голени. В тяжёлые моменты иногда помогает мантра, которую я быстренько сочинил и орал вслух, пользуясь отсутствием народа на улице:

А через месяц – месяц май, месяц май, месяц май,

А по промзоне раздолбай, раздолбай, раздолбай,

И ветер северный лицо обжигает его,

Его ты этим не собьёшь – он служил в ПВО.

 

А через месяц – месяц май, месяц май, месяц май,

А по промзоне раздолбай, раздолбай, раздолбай,

И от усталости в глазах НЛО у него,

Его ты этим не собьёшь – он служил в ПВО.


Сомнительно с точки зрения стихотворной ценности, но помогло. Ребята, какое НЛО? Ведь это наша профессия – делать неопознанные летающие объекты нелетающими. Всем мирного неба над головой!

Что касается самой промзоны, рассказывать о ней особо нечего, единственная достопримечательность – база ОАО «Когалымнефтегеофизика», на которую я езжу каждый будний день уже почти двадцать пять лет. Далее следует десять страниц рекламы, которую я, пожалуй, опущу.

Тюмень

Было время, когда мимо Тюмени было не проехать. Каждый год, отправляясь в отпуск из Когалыма в Уфу и обратно на автомобиле, приходилось проезжать сквозь неё насквозь. Не миновать периодического посещения этого города теперь, после того как наше предприятие выиграло тендеры на производство геофизических работ в районе Увата, а также на берегу Ледовитого океана в ЯНАО. И вот уже сейчас, когда корабль, с погруженной на него техникой и оборудованием для производства работ, только отправился в путь в сопровождении ледокола по Северному морскому пути из порта в г. Архангельск, уже потребовалось лететь в Тюмень для обсуждения всяких организационных вопросов. Будет повод познакомиться с городом поближе. Так что, как поётся у Высоцкого: «И шлю депеши в центр из Тюмени я: Дела идут, всё боле-менее».

 

Вписать пробежку в насыщенную делами однодневную командировку было делом принципа. Маршрут выбрал вдоль центральной улицы Республики. Полноценным бегом это назвать нельзя, очень много перекрёстков, очень долгие циклы переключения светофоров, я постоянно попадал на красный и ждал на каждом перекрёстке по минуте и более. Зато сама улица насыщена всяческими скверами, парками, памятниками и другими достопримечательностями. Если всё фотографировать, то точно никуда не добежишь, поэтому всё-таки акцент был на беговой части программы. После пересечения известной всем жителям Западной Сибири улицы Мельникайте,  встретил напротив Gazoil Plaza курящих коллег из Когалыма, приехавших на совещание в филиал Лукойл-инжиниринг КогалымНИПИнефть. Позднее, в гостинице, ещё двух. Так что наши города довольно тесно связаны.


Надпись на Тюменском драматическом театре, расположенном на площади 400-летия Тюмени гласила, что молодость продолжается. Кстати, город был основан в 1586 году по указу царя Фёдора Иоановича. Далее, сквер нефтяников, здание легендарной Главтюменьгеологии, с памятником геологу Ю.Г.Эрвье, сквер Немцова, но не того, о котором вы сейчас подумали. Добежал до центральной площади.  Об этом месте в начале двадцатого века Антон Павлович Чехов в своих путевых заметках писал: «Я не ехал, а полоскался в грязи! <…> В провинциальной Тюмени так грязно, что на центральной площади утонула лошадь». Сейчас для лошадей здесь безопасно, в эпоху правления Собянина почти весь центр города был упакован в плитку. Плитка очень скользкая в это время, но деваться некуда, бег зимой всегда связан с трудностями и препятствиями, которые нужно преодолевать. На центральной площади высится самый высокий в России памятник В.И.Ленину – 15,5 метров. Кстати, во время Великой Отечественной войны в Тюмень было эвакуировано тело Ленина, которое хранилось в здании Тюменской сельскохозяйственной академии, мимо которой я тоже пробежал (сейчас это Государственный аграрный университет Северного Зауралья).


Кроме хранения главной ценности Советского Союза, Тюмень помогала в годы войны и кошками. После снятия блокады Ленинграда, срочно понадобились эти животные для борьбы с крысами, свои кошки были все съедены. Из Тюмени их отправили целый поезд. Говорят, потомки этих кошек и сейчас охраняют Эрмитаж. В честь этого, один из скверов, мимо которого я пробежал, назван сквером Сибирских кошек, в котором установлены 12 позолоченных статуэток этих животных. Площадь Борцов Революции, исторический сквер, Ленин с револьвером, все они мирно соседствуют в Тюмени с многочисленными старыми и новыми церквушками и соборами. Также этот район насыщен высшими учебными заведениями. На набережной, к которой выходит улица Республики, студентов завлекали в строительный отряд лозунгом, что #ТрудКрут. Но видимо студентов более привлекает мост Влюблённых, обвешанный замочками. Постоял немного на этом мосту и я, созерцая некоторое время великолепные виды на город. Живописная набережная  удивила полным отсутствием людей в солнечный тёплый день. Однако было рабочее время, и видимо этим Тюмень отличается от Москвы – труд крут. Хотелось бы по ней пробежаться. Пробегу в следующий раз, времени было мало. Обратно вернулся по улице Ленина.

Новый Уренгой

 

Семь часов обратной дороги в Когалым, в отличие от предыдущих поездок, есть чем себя занять. Только пальцы плохо в клавиатуру попадают на ходу. 650 км в один конец, 30 минут совещание, 650 км обратно – такой способ коммуникации в наш век высокоскоростного интернета и видеосвязи выглядит странным. Однако деваться некуда, пришло время расплаты за косяки годичной давности. Потребовал к 15:00 заказчик к себе главного инженера. Спорить с заказчиком не стал, собрался и поехал. Однако не будь дураком, сумку с формой захватил. Так, на всякий случай...


Водитель, а в дороге он главный, сказал, что надо выезжать в шесть утра – перестраховщик. С другой стороны, дорога в этом направлении зимой непредсказуема. В этот раз всё прошло штатно. Быстренько пересекли границу ХМАО, «Ягуны» сменились «Яхами»,  оставили справа Ноябрьск, слева Муравленко, проехали мимо нашей базы в г.Губкинский, дальше Пурпе, Пуровск, Тарко-Сале, Коротчаево. Параллельно, по железной дороге, в сторону севера неохотно двигались поезда, мы их легко обгоняли. Постепенно в названиях первое слово с «Нефте-» стало меняться на «Газ», на заборах появляться надписи о покупке бивней мамонта за дорого. Лесотундра сменилась тундрой. К 13:00 были уже в Новом Уренгое – столице Газпрома. До совещания два часа, отправил коллег обедать, а сам побежал «восстановительную».  Не знаю уж, что будут завтра говорить между собой водители, до этого они меня считали «нормальным» человеком, по-крайней мере мне так казалось.

 

 

Для геочелленджа формат «восстановительной» самое то, можно останавливаться, фотографировать, без ущерба качеству тренировки. Как человек системный, маршрут наметил заранее, ещё в Когалыме. Но реальность внесла коррективы, тротуары нечищены от слова «вообще», за исключением центральных улиц. По ним и пробежался. В час дня уже начинало смеркаться, поэтому полное впечатление о городе получить было сложно. Я бывал здесь несколько раз, но в эпоху до «геочелленджа» не разглядывал его пристально, довольствуясь общим впечатлением. Театр начинается с вешалки, поэтому из-за того, что город предваряют промзоны, до этого он производил впечатление серого и мрачного. Это не так, центральная часть города разноцветна и весела. Названия районов тоже бодрят: Энтузиастов, Оптимистов. Воскресная «длительная» вошла хорошо, ноги были свежие, хотелось добавить темпа, но: дисциплина, дисциплина и ещё раз дисциплина! К тому же, редакционное задание требовало найти пару объектов для фотосъёмки. Ни один бегун не попался, но я знаю, что они там есть, просто время дневное и наверняка они знают места получше.

 

Когалым. Левобережная часть

 

Конечно, было бы лучше писать о Когалыме где-нибудь в конце августа, начале сентября, когда он особенно красив. Попивая чай с брусничным, черничным, клюквенным вареньем. Но всё-таки Когалым – зимний город. Кстати, эта зима в Когалыме для меня юбилейная – двадцать пятая и суровая, как по заказу. Двадцать пять зим, я скажу вам, - срок. Даже давит немного, когда задумаешься. А что делать, когда давит? Ну, например, побегать.

Постою, чуть помедлив, в замерзшее глядя окно,

Но надену кроссовки, скину лень и дневные тревоги.

Выйду вьюге навстречу, покинув квартиры тепло,

И расстелет мне город свои ледяные дороги.

 

Конечно, трудно заставить себя выйти после длительной рабочей недели в выходной день на мороз, хочется чуток полежать на диване перед телевизором, но зато, если уж выйдешь – ни за что не пожалеешь.

Ветер с веток кинет за шиворот снегом.

Засмеюсь, пригрозив в ответ кулаком.

От хандры и уныния я лечу себя бегом,

Приближаясь навстречу удаче бегом.


А ещё в таких случаях помогает цель, а также план её достижения. Надоело ходить в полумарафонцах, пора становиться цельным. Но до этого ещё долгий путь: зиму пережить, километраж набрать, на половинках потренироваться. Поэтому и приходится выгонять себя зимним воскресным днём на «длительную».

И набегав по плану заветные мили,

Вспоминая этот январь непростой:

«Двадцать пять долгих зим мы уже пережили!

Нет! Прожили!» - скажу двадцать пятой весной.

 

Задачи на тренировку были простые: «прокачать» вторую пульсовую зону, а также пробежать по каждой из улиц левобережной части города. Обе были благополучно выполнены. Улицы Бакинская, Прибалтийская, Ленинградская, Дружбы народов. Город строили выходцы из разных республик, и дружба народов была не только пропагандистским лозунгом. Дома строились по «азербайджанским», «ленинградским» и «прибалтийским» проектам. Какой из них, «ленинградский» или «прибалтийский» ценился выше, я уже сейчас и не помню, но точно не «азербайджанский».

 

Улицы Северная, Сибирская – с этим всё понятно, вряд ли найдётся в Сибири город без таких улиц. Молодёжная – город для молодёжи, уходя на пенсию люди уезжают на свои исторические родины. Улицы Степана Повха, Проспект Шмидта – своими знаменитыми писателями и поэтами город ещё не обзавёлся, поэтому славим нефтяников. Улицы Югорская и Янтарная– одни из первых в городе. На Югорской расположились Свято-Успенский собор и в пятистах метрах от собора – мечеть. Соседствуют совершенно мирно. Улицы Мира, Солнечный проезд, Градостроителей, Сургутское шоссе – вот и все улицы левобережной части города. Есть ещё проспект Нефтяников, но он проходит как по левому, так и по правому берегу Ингу-Ягуна. И улица Южная, которая уходит в сторону дач за реку Кирилл. Итого 18 улиц, маловато для длительной пробежки.

 

Тесен стал мне город, пришлось по некоторым участкам дважды пробежать. Что изменилось за последний год? Два кольца построили, появился в администрации любитель перекрёстков с круговым движением, каждый год по одному строят, а в этом году – два. Для бега плохо – раньше на перекрёстках были нерегулируемые пешеходные переходы, а водители у нас в городе беспрекословно пропускают пешеходов и бегунов на них. Сейчас нужно жать на кнопку и ждать зелёного сигнала. Но я этим ни разу не воспользовался – бежал на красный. Так что с машинами проблем не было. А вот с пешеходами… Заметил, что любой пешеход стремится занять максимальную ширину тротуара, а парочка, не спеша гуляющая держась за ручки, способна перекрыть автомагистраль.

 

Рассказывать здесь про Когалым, хотя практически в связи практически с каждой из названных улиц можно вспомнить какую-нибудь историю,  в этот раз не буду, приезжайте, здесь расскажу. Фотографий тоже не много, во избежание выключения телефона прятал его под одеждой. Поковыряйтесь у Наримана в живом журнале – найдёте. И ещё раз говорю – приезжайте, сами всё увидите.


Доминикана

Придавило слегка заботами, погодой морозной, ночью вечной. И хоть посмеиваемся – что, мол, нам мороз -  дома жара, на работу привозят, с работы увозят, но всё равно было ощущение, что нужно  растопить что-то незаметно наморозившееся где-то внутри. Поэтому, наверное, нужна была эта неделя моря, тепла и солнца. Хотя, если бы попросили меня составить рейтинг методов, помогающих в таких случаях, то на первое место я бы поставил ночное сидение на лабазе в Иркутской тайге, хватает одной-двух ночей и ты как новенький. Надеюсь, в 2017 году удастся.

О пользе ночного сидения с ружьем на деревьях в лесу - в июне, добавляю в планы. На втором месте – охота на гуся в Оренбургской области, тут нужно дня три, четыре. Тоже, кстати, процесс в основном ночной (бороться с ночью лучше всего при помощи ночи): найти место кормёжки гуся, выкопать «скрадки», вывезти землю, расставить «профиля», замаскироваться, затаиться в  грязи и слушать степь - в планы на апрель. 

Полумарафон весной, марафон осенью, выиграть геочеллендж, много чего ещё запланировал на 2017 год в процессе ночной пробежки 1 января.

 

Никогда не воспринимал пляжный отдых в качестве хорошего способа борьбы с рутиной будней, но бег ночью вдоль берега океана в этот раз подействовал. Океан он такой, вылечит, кого хочешь. И хоть бежишь по берегу, всё равно чувствуешь, как рождает он внутри какое-то ощущение, которому не подобрать слово подходящее – волнение, беспокойство? Давит многокилометровой толщей воды с рыбами и гадами морскими, делает ничтожным всё, что казалось серьёзным. А может, темнота виновата? Тропическая, непроглядная.

Шум океана, чёрное звёздное небо. Ощущаешь себя одним на всём шарике. Сбоку бездна, сверху бездна. О чём ещё думал?  О самых простых вещах: как классно я в положение о челлендже максимальное количество баллов за острова написал; накрытые волной мокрые кроссовки наверное натрут ноги; что делать, если вдруг сейчас из темноты выскочит гаитянин с мачете ну и т.п. “Happy New Year”- раздался вдруг голос, заставив вздрогнуть.


Вглядевшись в темноту пляжа, увидел, что он заполнен многочисленными группками людей, продолжающих тихо встречать Новый год. Вот тебе и один на весь шарик. Придётся возвращаться, тем более, что  в темноте бежать по неровному песку не очень удобно. Вернулся на дорожки, тускло освещённые фонарями. Когда стало рассветать, празднующие потянулись с побережья в сторону номеров, медленно, пошатываясь, придерживая друг друга, как солдаты, возвращающиеся с поля боя. Да они и были солдаты, всю ночь сражавшиеся за то, чтобы новый год был счастливым. Женщины в вечерних платьях, с растрепанными волосами, босиком, с туфлями в руках. Мужчины в блестящих шляпах, с бутылками с недопитым шампанским.

 

Бегать тяжеловато, душно и влажно, несмотря на раннее утро. С утра организм спит (хоть в Когалыме уже и день), пульс не разгоняется, долго маячит на 115 ударах в минуту при темпе 6:45. Хочется пить, воду с собой не взял. Подбежал к неосвещенному бару, в котором кто-то копошился. Попросил воды, показав на экране телефона, сколько уже пробежал. Амиго тут же принёс огромный стакан воды со льдом. Всё-таки славные они - эти доминиканцы. Поют, веселятся, не спешат никуда. Я даже иногда завидовал им.

Может  подзагореть  чуток, устроиться официантом в их ресторане? Ходишь, поёшь себе. Подзывают тебя русские туристы -  ну-ка принеси бокальчик вина, дружок. Ты киваешь понимающе и опять ходишь, поёшь. Минут через пять приносишь бокал для вина, ходишь, поёшь. Наконец, через полчаса приносишь вино, а их уже и нет – странные они эти русские, торопятся вечно куда-то. Или подкачаться слегка и работать атлетичным помощником капитана на яхте, которая возит туристов на рыбалку. Смотришь вдаль, выискивая по одним тебе известным признакам рыбу, точными движениями управляешься со снастями, смотришь снисходительно на блюющих за борт «рыбаков». Троллинг для туристов, конечно, сложно назвать настоящей рыбалкой. Нет здесь твоей заслуги в удаче, сиди и надейся, что повезёт. Всё делают капитан с его помощником, остаётся только тащить рыбу, если клюнет.

Однако, мы как опытные рыбаки знаем, что для того, чтобы рыба клюнула её  нужно приманивать.  А мы ещё и прикармливали. Я на завтрак не ходил, поэтому прикармливал тем, чем приманивали в автобусе по дороге –  MamaJuana, пиво. Света с детьми прикармливали полноценным завтраком. В итоге подействовало, клюнула, дорада. Заплатить по сотне долларов за человека, чтобы «покричать» за борт – романтика.


Тренировочные планы на эту неделю с учётом системы «всё включено» были скромные, я реалист. Бегал километров по 5-8 рано утром, пока ещё не так жарко. Бутылку с водой оставлял на балконе нашего бунгало, подбегал пить на каждом круге. Одну «длительную» всё же пробежать планировал. За день до этого была поездка на остров Саона. Умерли надежды на «длительную» вместе с первыми глотками шампанского. Потом были виски, ром, опять шампанское, Карибское море, чайки над мачтой, танцы на палубе с белозубой Кариной.  К моменту приезда на остров, выбор бежать или не бежать, уже давно не стоял, к тому же ещё и с пальмы свалился, колено ушиб. Да, раньше по пальмам лучше лазил, не тот уже стал обезьян. Ну ничего, значит будем бегать марафоны.

2016

Как бегал Эдуард в 2016-2015 годах 

Гео-баллы: 

1) Когалым правобережный - 1,2; 2) г.Москва, Парк 50-летия Октября - 0,8; 3) г.Мадрид, парк Ретиро - 2,2; 4) г.Когалым, левобережная часть - 0,2; 5) Когалым, за рекой Кирилл - 0,2; 6) СП Русскинская - 1,2; 7) Москва. Удальцовские пруды - 0,2; 8) Москва, Олимпийские пруды - 0,2; 9) Москва, Воронцовский парк - 0,2; 10) Москва, Летово-Зимёнки - 0,2; 11) РБ, пос. Береговой - 1,2; 12) Уфа, Парк лесоводов Башкирии - 1,2; 13)Сургутский р-н база "Беркут" - 1,2; 14) г.Иркутск - 1,2 15) пос.Оса, Иркутская обл. - 1,2; 16) Зимовье на реке Илга, Иркутская обл. - 1,2; 17) Пос. Сабетта, Ямал - 1,2; 18) Сургутский р-н, р. Волоктаягун - 1,2; 19) Сургутский район. Река Ортъягун - 1,2; 20)Кипр. Протарас - 2,7; 21)Парк Мещерский - 1,2; 22)Тропарёвский лесопарк - 0,2; 23)Парк Лазутиной - 1,2; 24) Московский марафон - 0,2

Итого: 22,9 балла