Эдуард Байбурин

2018

Салехард

Когда подлетаешь к Салехарду, то в окно иллюминатора видно, как посреди ровной тундры Западно-Сибирской низменности совершенно непостижимым образом громоздятся горы – Полярный Урал. С самолёта, конечно, не увидеть, но иногда по верхушкам гор бегают полярные бегуны. Правда, делают они это ближе к осени, в августе.  Сейчас, в середине мая, горы покрыты снегом. На фоне такой же белой тундры, сливаясь с пейзажем, они выглядят не очень-то и величественно, похожи на сугробы, нанесённые ветром. Интересно, но совсем недавно, возвращаясь с охоты, мы проезжали мимо Южной оконечности Уральских гор, там,  где они начинаются. Или заканчиваются, никто не знает, идут ли они с юга на север или с севера на юг.  Мнительный человек сделал бы вывод, что это судьба и начал бы готовиться к ультрамарафону «Полярный Урал». Или даже TransUral 2.0.  Но я человек не мнительный и с гладким бегом у меня ещё дела не закончены, поэтому оставлю это трейлраннерам и скайраннерам, не знаю, чем они друг от друга отличаются. Хотя заманчиво. Долететь до Салехарда, переправиться на пароме до Лабытнанги, сесть на поезд Лабытнанги – Воркута, выйти на 110-м километре, пробежать 10, 30 или 65 км – романтика! Нет, не в этом году. Вот ссылка http://www.transural-run.com/ Посмотрите на местные красоты. Уральские горы – загадка для геологов, поскольку представляют собой нагромождение пород из разных временных периодов. Наиболее правдоподобной признана гипотеза, что образовались они из-за того, что когда-то, существовавшие раздельно Европа с Азией, миллионы лет назад сближались, сближались, а потом как столкнулись, явив на поверхность все эти породы и образовав горы. А до этого на месте Урала плескалось тёплое море. Да, тяжело у Европы с Азией сближение происходило и происходит.


Был бы я филологом, не удержался бы и поискал параллели между названием Сале-Хард и трудной жизнью местных жителей. Или даже Sale-Hard – продавай усердно. Но я не филолог и, кроме того, знаю, что хард на ненецком означает посёлок, а Сале – мыс. Посёлок на мысу, короче. Сейчас уже город. Местные жители, кстати, почему-то любят называть его наоборот – Драхелас. Вот в него и занесло нас в праздничный день 9 мая. Заказчик красиво назначил совещание на 9 утра 10 мая. На попытки вытащить их в день прилёта на общение, они не менее красиво ответили, что хотели бы провести выходной день с семьями. Получилось, что полдня оказались совершенно свободными.

Таксист провёз нас из аэропорта до гостиницы, которая представляла собой что-то вроде трёхэтажного коттеджа без вывесок и опознавательных знаков, по окраинам, поэтому первое впечатление о городе было – сплошной барачник. Но я заранее настроил себя на то, чтобы не давать увиденному оценок. Вы видели хотя бы один город, который был бы красив ранней весной? А в Салехарде начало мая – это очень ранняя весна, в день прилёта было -7 градусов. Гостиница, расположенная в частном секторе, оказалась вполне себе уютной. Даже завтрак был включен, несмотря на отсутствие ресторана. Утром, в заранее оговоренное время, принесли блинчики, йогурт, кофе, яблоко прямо в номер.


Заселившись в гостиницу, коллеги отправились обедать в город, а я, распираемый собственной крутизной, съел купленный в аэропорту города Ноябрьск шоколадный батончик (ввиду отсутствия чего-либо другого) и отправился на пробежку. Обычно, я заранее подробно прорабатываю маршрут пробежки, но не в этот раз. Отметил два объекта обязательных для посещения -  парк Победы, поскольку праздник, и стела, установленная на границе полярного круга. Остальное вверил случаю. Салехард, хоть и административный центр Ямало-Ненецкого округа, - город небольшой, меньше таких городов округа, как Новый Уренгой и Ноябрьск. По населению даже меньше, чем Когалым. Когалым я оббегаю довольно легко в рамках одной длительной пробежки, поэтому считал, что и в процессе среднего кросса смогу увидеть большинство достопримечательностей без предварительного их изучения. Почти так и получилось. Многое, конечно, не увидел, но и не ставил целью объять необъятное за один раз. Ну а для начала, спросил у администратора гостиницы, куда-бы отправиться любопытному бегуну. Вопрос не вызвал у неё особых эмоций. Либо не очень гордится своим городом, либо просто не до моих вопросов было, судя по марлевой повязке на лице. «Центр – налево. Если хотите увидеть, откуда город начинался, то надо направо, за церковь» - вот и весь ответ. Побежал направо, к Обдорскому острогу.  


Название Салехард город приобрёл в 1933 году, в те времена Советская власть активно прививала дружбу между народами и в стране многие населённые пункты меняли свои исторические названия на новые, на языках местного населения. Так, например, вместо Остяко-Вогульска появился Ханты-Мансийск. А в 1593 году, казачья крепость, основанная на Полуйской возвышенности на берегу реки Оби, получила название Обдорск (место на Оби). В 1635 году крепость стала заставой, а в конце 18 века её и вовсе упразднили, преобразовав в село Обдорск. В годы советской власти Обдорск стал столицей новообразованного Ямало-Ненецкого национального округа. Сейчас, на месте основания города находится историко-культурный комплекс, повторяющий облик древней крепости. Построен по древней технологии без единого гвоздя. Проход в комплекс свободный и я, поставив пробежку на паузу, зашёл внутрь и побродил по его территории. Комплекс был открыт в 2006 году и неизвестно, насколько он исторически точен, но можно получить общее представление о жизни казаков, которые от Новгорода планомерно шли на восток, до самого Тихого океана, присоединяя Сибирь и обозначая владения России деревянными остогами, а затем городами-крепостями. Крепость была деревянная и представляла собой небольшой четырехугольник, огороженный стоячим тыном, с двумя смотровыми и двумя проезжими башнями. Внутри нее были построены казармы, склады, а также Васильевская церковь. В центре острога сейчас установлен памятник казакам – основателям Обдорска. Задачей остога было контролировать передвижение товаров в крупнейший центр ярмарочной торговли за полярным кругом - Мангазею. Легендарная заполярная Мангазея заслуживает отдельного рассказа, но пробежаться там не получится – поселение перестало существовать ещё в 18-м веке.


Салехард – единственный город в мире, расположенный прямо на полярном круге, он его разрезает пополам. За полярный круг далее я и отправился, поскольку Парк Победы расположен в северной части города. Добежал до центра города, пробежав по улицам Республики, Ленина, Пушкина, Свердлова - не правда ли, оригинальные названия? Деревянные здания ещё сталинских и досталинских времён, вперемешку с более поздними, сменились современной многоэтажной застройкой. Центр города был полностью перестроен. Дома выкрашены в весёленькие цвета, видимо в целях борьбы с цветовым голоданием зимой. Чувствуется, что город является столицей округа, поскольку полно всяких администраций и других мест пребывания разнообразных чиновников. Причём построено с запасом, всё выглядит очень большим. В том числе и по причине того, что из-за вечной мерзлоты все дома стоят на сваях и первые этажи находятся на высоте, где обычно уже второй этаж в других городах. Поэтому лестницы подъездов очень высокие.  Дальше нужно переправиться через реку Шайтанку по одному из мостов. Один из автомобильных мостов, под названием «Факел», является достопримечательностью города по причине своей необычной конструкции. Наклонный пилон моста создаёт впечатление, что мост падает или парит над рекой. «В центре моста на 60-метровой высоте находится светящийся конический объем, заключенный в золотую пространственную решетку – это и есть тот самый горящий факел, символ главной газовой базы нашей страны» - такую информацию прочтёте вы в туристических проспектах. Внутри факела расположен ресторан с видом на весь город, но, увы, уже два года не работает. Я же переправился по пешеходному мосту, который ведёт к комплексу новых зданий, центральным из которых является здание областной администрации. Тоже солидно построено, с запасом, чиновников много туда можно набить.


Парк Победы расположен в полукилометре за ними. Поражает своими размерами, превышает даже комплекс «Поклонная гора» в Москве. Вечный огонь, музей военной техники под открытым небом, Часовня Александра Невского, аллеи с местами отдыха. Все официальные мероприятия уже были закончены, поэтому людей было мало, они переместились на площадь Победы, где проходили народные гуляния, однако дороги были перекрыты, и можно было бежать прямо посредине проезжей части, как на забеге каком-нибудь. Формат обзорной пробежки не позволяет рассмотреть всё как следует. По крайней мере, в это время года, когда при остановке начинаешь замерзать из-за постоянно дующего в этих местах ветра. Поэтому, отдав дань памяти героям войны, побежал дальше, к стеле, символизирующей полярный круг – место, где, по крайней мере 24 часа в сутки, не заходит солнце. Её, кстати, несколько раз переносили, проводя более точные измерения. На некоторых туристических сайтах пишут, что гостям города там вручают грамоты, как прошедшим через 66 параллель. Никого, вручающего грамоты туристам, я не нашёл. Памятник расположен на трассе из аэропорта в город, и там вообще никого не было. Говорят, что он красив ночью, благодаря подсветке, однако, где сейчас ночь взять, уже в начале мая практически круглый день светло – полярный круг всё-таки. Сделал снимок, который ещё год назад добавил бы один балл к пробежке, после чего побежал обратно в гостиницу. По средам у меня обычно развивающие тренировки, темповики или интервалы, но в этот раз получился просто средний кросс с множеством остановок. Обратно бежал по другой дороге, но тоже через центр, мимо площади Победы, где собрался к этому моменту почти весь город. Шёл концерт, пахло шашлыком, и я вдруг понял, что очень голоден, а в гостинице поесть негде. Забежал по пути в торговый центр, купил фруктов, воды. Остаток дистанции бежал с пакетом в руках, интересно, как это выглядело со стороны? Хотел ещё взять баночку пива, но не смог, в праздники в ЯНАО алкоголь не продают. Правда, это не помешало периодически попадавшимся мне школьникам как мужского, так и женского пола восточного вида, быть пьяными и отпускать в мою сторону шуточки. Я на них не сердился, я добрый. Что с них взять, с потомков хантов и ненцев, которых раньше называли самоедами.  


Вечером отметили в гостинице день Победы. Ребята взяли на рынке нельму, муксуна, корюшку, ряпушку. Надеюсь, вы не будете задавать глупых вопросов о том, где нам удалось взять пива? Отмечали у меня в номере. Представляете, какой запах стоял в комнате до утра? Всю ночь рыбалка снилась. Хотя, какая ночь? Шторы тонкие, в 2 часа начинает солнце бить в глаза. В 4 утра встал и начал готовиться к презентации, а ведь хотел экспромтом выступить – не вышло. Мелькнула мысль ещё одну пробежку сделать, но ноги ещё не отошли. Есть подозрение, что в этом году ещё придётся сюда пару раз приехать, тогда и пробегусь, однако сейчас недальновидно не разрезаю трек вокруг всего города – лень, выкручусь как-нибудь, если что.

Оренбургская область. Озеро Батакты

Один день из жизни охотников

Четыре часа утра. Ещё темно. Расставив при свете фонаря профиля гусей в поле, бросаю на краю пашни, в колею от трактора, камуфлированный коврик и пытаюсь в ней уместиться. Колея узкая, приходится ужиматься. Земля влажная, лежать некомфортно, но по мере того, как вываливаешься в грязи, чувство дискомфорта исчезает. Главное, стараться, чтобы грязь не попадала в ствол ружья. В степи пока тихо, лицо обдувает прохладный ветерок, щекоча глаза. Приходится закрывать веки. Пытаюсь представить, как я выгляжу с высоты птичьего полёта. Гуси летают высоко, поэтому поднимаюсь на высоту примерно 100 метров. Вижу небольшое зелёное пятно, словно островок зелёной травы,  на фоне вспаханного поля. Ничего не вызывает беспокойства, за исключением немного выдающихся выше колеи концов сапог. Сегодня уже ничего не сделаешь, да и высовываются они совсем немного. Поднимаюсь ещё выше, пока зелёное пятно не превращается в точку. Виден посёлок Актюбинский, вокруг невспаханные пока поля, небольшие водоёмчики, закрытые плотинами. Совсем рядом проходит государственная граница с Казахстаном. Никаких инженерных сооружений, пограничных столбов, контрольно-следовой полосы нет. Кажется, что граница не охраняется, однако это не так. В этом мы убедились лет пять назад, когда зашли в погоне за гусем всего на 50 метров на территорию Казахстана. Пытаюсь подняться ещё выше, но срываюсь и с бешеной скоростью, вращаясь, лечу вниз. Пытаюсь кричать, но вместо человеческого, вырывается крик гусиный. Открываю глаза, просыпаюсь. Гуси! Галдят где-то пока за пределами видимости. Вот он, наступил момент, ради которого тащились мы сюда много километров. Стучит в висках. Не шевелясь, одним лишь движением глаз пытаюсь увидеть стаю. Вот они, летят прямо на меня. Незаметно нажимаю кнопку, снимаю ружьё с предохранителя. Гусь летит 25 метров в секунду, убойная дальность ружья 75 метров, так что не более 2 секунд будет на выстрелы. Эх, всё-таки торчат сапоги, метров за сто гуси начинают меня облетать. Вскакиваю и придаю им ускорение, салютуя пятью выстрелами вслед. «Ну как?» - спрашивают по рации товарищи. «Промазал» - отвечаю.  


Продолжаю лежать, ожидая следующего шанса. Рассветает, степь наполняется звуками. Со свистом пролетают мелкие пичужки, заставляя каждый раз вздрагивать. Рискуют, нервы на пределе. Прямо надо мной, буквально метрах в десяти, молча пролетает пара огромных журавлей, заставляя вжать голову в плечи от неожиданности. Всё-таки не так уж я и заметен. Рассекая воздух, летают туда-сюда между водоёмами утки, но не стреляю – компаньоны потом скажут, что охоту испортил, всех гусей распугал. Опять закрываю глаза, оставляя лишь слух. Поддерживаю себя в состоянии полусна-полубодрствования. Тут важно правильно одеться. Если оденешься слишком тепло, то обязательно уснёшь и всё прозеваешь. Ну или лечь нужно так, чтобы какой-нибудь камень в спину упирался. Режим дня предусматривает всего 4-5 часов сна. Я в этот раз одет идеально: лёгкое чувство дискомфорта от вытягивающей из тебя тепло земли, нечасто, раз в пять минут, по телу пробегает лёгкий озноб при особо сильных порывах ветра. На руках тонкие перчатки, постоянно сжимаю и разжимаю пальцы, поддерживая их в чувствительном состоянии. И непрерывно слушаю небо. А вот сосед, залегший в полусотне метров от меня, оделся слишком легко, как на ходовую охоту. Начинает периодически вставать. Подзывая его, машу рукой. Протягиваю фляжку с виски – «На, согрейся».  

Гусь не летает. Подъезжает гостеприимный хозяин, пригласивший нас на охоту. Разложив нас по полю, он отогнал машину и наблюдал за картиной охоты с расстояния в полтора километра.

- Вы чего ходите, гусь летает, а вы ходите?

- Ладно, не ругайся, ну замёрз человек, да и нет гуся на самом деле!

- Конечно нет, раз вы ходите!

Ну всё, виноватый назначен, можно утреннюю часть охоты заканчивать. Собираем профиля и к девяти утра возвращаемся в деревню.  


Далее следует скромный, но сытный завтрак и краткое подведение итогов. Сегодня на завтрак шашлык из курдючного барана, утиная грудка на гриле, соленые огурчики, для аскетов – овсяная каша с сухофруктами, которая, впрочем, осталась несъеденной.  Обычно после завтрака мы ложились спать, потом обедали и ехали на вечернюю охоту. В этот раз решили обед устроить в поле. До этого вздремнуть часик. Удивительное дело, за три дня ни разу не слышали будильник, минут за пятнадцать до него уже кто-нибудь вставал и потихоньку своим топаньем будил остальных. Дома 8 часов спишь, а потом ещё пару раз будильник переставляешь, а на охоте за 3 часа высыпаешься. Тут, конечно, есть ещё практический момент – нас семеро, а туалет в доме один, лучше пораньше встать, чтобы очереди не ждать.  Второй, типа «сортир», на улице, но к нему нужно пройти мимо привязанной на толстую цепь овчарки-кавказца. Причём, когда идёшь, то кажется, что цепь сейчас порвётся, или от мощных рывков бочка поедет, к которой собака привязана. На второй день удалось найти с собакой общий язык, правда пришлось делиться частью еды и добычи.

Днём решили поохотится на воде, поэтому грузим пару лодок и забродники. Забродники мы ещё лет семь назад купили и оставили в Актюбинском, до сих пор как новые. А вообще, в эти места уже 11 лет ездим. Один раз на организованную платную охоту, а потом, познакомившись с местным фермером, на полях которого мы сейчас и охотимся, уже с ним, на охоту дикую, настоящую. Правда, последний раз в 2012 году были. Загружаем также мангал, уголь, мясо ну и т.д.

По дороге на озеро Батакты поохотились на небольших озерцах на уток с подхода. Останавливаемся вдалеке, и под пристальным вниманием сурков, которых здесь море, идём цепью со стороны плотины, которая есть на каждой луже, с водой в степи небогато. Резко выскакиваем и стреляем. Утка здесь зато разная, в этот раз добыли крохаля, пеганку, чирка и чернеть хохлатую, которую местные  почему-то не очень жалуют, за добычу не считают. А мы её в Когалыме с удовольствием едим – жирная.


Степь ещё не высохла и периодически приходится вытаскивать машины при помощи лебёдки, благо техника подготовлена. Добравшись до места, начали приготовления к охоте и обеду. Развернули лодки, выяснилось, что в одной нет сидений. Мой косяк – я грузил и не проверил. Назад возвращаться не хотелось, поэтому поменяли тактику. Двое заплывут на середину озера в камыши, двое пойдут с разных сторон вокруг озера, поднимая птицу, чтобы она постоянно летала туда-сюда. Один к обеду выбыл из строя, поэтому остаётся возле машин жарить шашлык вместе с хозяином  полей. Ну как выбыл, ходить и говорить может, но плохо. Пешочком, разумеется, пойдёт тот, кто забыл сиденья. А мне и в радость. Пробираться сквозь камыши на лодке, бродить в забродниках по пояс в воде в поисках подбитой дичи – то ещё удовольствие. Зарядив на всякий случай первые два патрона с картечью, поскольку из камышей и кабан может выскочить, остальные с пятёркой, двинулся в путь. Захотелось посмотреть, сколько составляет периметр озера, поэтому включил часы в режиме пробежки. Буквально через 100 метров мелькнула шальная мысль, и я, установив на экране часов средний темп, начал потихоньку подбегивать.  «Вес ружья 3 кг, патронтаж столько же, рация, на ногах утеплённые сапоги нейтральной пронации с вкладышем – силовая тренировка получается», - подумалось. Первый километр вышел  8:11. А что, вроде получается, надо продолжать.  

- Прошёл километр, кабанов нет, гусей нет, уток нет, - кричу в рацию.

- Продолжай наблюдение, - отвечают.

- Roger.

- Чего, б…? Говори яснее!

- Принято, говорю, продолжаю.

Дорога из более-менее жёсткой становится мокрой и болотистой, второй километр пробежал за 9:11, но средний темп по-прежнему быстрее 9 минут.

- Прошёл два километра, вижу стаю уток, сейчас подниму, готовьтесь, - оповещаю товарищей.

- Ты куда так быстро, мужики ещё не доплыли, - слышу ответ.

- Их проблемы, - отвечаю себе под нос, не нажимая кнопку рации, и продолжаю бежать, распугивая дичь.


Я уже на противоположной стороне озера. Его окрестности полностью залиты водой, которая мне выше щиколотки. Изображая из себя лося, продолжаю ломиться вперёд. Над водой стоит гвалт. Кричат чайки, мечутся туда-сюда утки, взлетают и улетают вдаль лебеди, кричит как в пустую трубу болотная выпь. Начинаются выстрелы в центре и на другой стороне озера. Язык потихоньку выбирается на плечо. Хорошо, что нет датчика пульса. По пути умудряюсь вскидывать пару раз ружьё и стрелять, но мимо. Темп с неизбежностью падает и к концу третьего километра средний темп уже 9:06, к концу четвёртого – 9:20. Силы кончились, понимаю, что зачётного результата не будет. Однако внезапно вода закончилась, и я выбрался на автомобильную колею, достаточно твёрдую.  Бросив патронтаж, - потом подберу – сделал километровый рывок. Ну как рывок, темп 7:06 мин/км, но для меня это был рывок. Периметр озера оказался ровно 5 километров, и я финишировал как раз возле лагеря. Друзья уже давно не удивляются моим пробежкам:

- Водку будешь? – предложил товарищ спокойно.

- Подожди, дай пять минут отойти, - ответил я и рухнул на землю. Часы показывали средний темп 8:52. Осталось сделать селфи и можно рассчитывать на один балл.

А кроссовки и форму я тоже туда свозил. На всякий случай. Но, если честно, шансов пробежать не было нормально. Да и в деревне много чего разного видели, но только не праздно бегающих граждан, я спрашивал - ни одного не видели. Так что, зачем народ пугать?

До конца дня было ещё далеко. Мы устроили пикник. Жарили на мангале шашлык, запекали в углях картошку, жарили на сковороде свежую печень с лучком. Потом ещё охотились в камышах. Мужики сбили гуся,  два часа лазили по камышам, но так его и не нашли. Прошёл проливной дождь, потом появилась радуга. Последний день охоты подошёл к концу, завтра возвращаться домой. Этот был первый приезд, когда не удалось добыть ни одного гуся, поздновато приехали, в основном пролетел он. Однако всё равно все остались довольны проведённым временем и, как обычно мы делаем, опять будем планировать приезд сюда осенью. А уж как получится, этой осенью или через пять лет – посмотрим.

Когалым. Городской пляж

Вы, может быть, удивитесь, но в Когалыме есть официальный городской пляж. Здесь тоже пару недель в году бывает лето, и поэтому для жителей города обустроили пляж, со стоянкой для машин, с грибочками, с волейбольной площадкой, с вышкой спасателя и разрешением Роспотребнадзора (ранее называемым Санэпиднадзором). Поскольку водоёмы в районе Когалыма неглубокие, не более 1,5 метров, то пляж устроили возле старого карьера для добычи песка методом гидронамыва. Глубина здесь достигает 9 метров. Вода, правда, всегда холодная, но это не помеха для истинных любителей поплавать, не сумевших выбраться летом в тёплые края. Жара, обычно, приходит внезапно, но создаётся впечатление, что жители готовятся к ней заранее. Как только температура воздуха достигает примерно двадцати градусов и наступает солнечный день, пляж мгновенно заполняется под завязку народом. В будний день иногда кажется, что все взяли отпуск и не вышли на работу. Те, кто вышли, стараются попасть сюда в обеденный перерыв, чтобы не говорить потом, что лето в этом году было, но я в этот день работал. Впрочем, климат меняется, и за последние пять лет было пару раз, когда  в летние месяцы в Когалыме было даже жарче, чем «на земле», в Уфе, например.

В период белых ночей, по вечерам, после работы, я практически каждый день бегаю по лесу в этой части города. При этом невозможно пробежать мимо озера. Как правило, выбегаю я к нему с противоположной от пляжа стороны, там, где берег имеет естественный вид, не испорченный работой гидронамыва. Каждый раз, подбегая уже после нескольких километров к берегу озера, ощущаешь желание остановиться и постоять, созерцая окрестности. Словами не объяснить, но появляется какое-то чувство умиротворения. Есть какая-то в пейзаже необъяснимая гармония. Может, конечно, дело не в пейзаже, а в тишине и внезапном ощущении одиночества, которое почему-то накатывает, когда ты стоишь в этой тишине в километре от города. Может быть дело в том, что это обычно происходит на закате, а вид заката вызывает непроизвольную грусть. Однако один раз видел, как на этом месте стояли с мольбертами и рисовали, отмахиваясь от гнуса, учащиеся школы искусств. Довольно далеко от города, чтобы просто так приходить. Пытался и я прийти сюда с фотоаппаратом, чтобы попытаться поймать это неуловимое. Ничего не вышло, озеро как озеро, берег как берег, закат как закат – и не такие видел, -  ничего необычного. Постояв несколько минут, как правило,  огибаю озеро вдоль берега до пляжа и бегу дальше, мимо романтичных парочек, сидящих вечером на скамеечках возле грибочков. Парочки не обращают на меня никакого внимания, видимо, я стал для них таким же привычным элементом окружающей обстановки, как и мелкий песок, поднимаемый ветром и летящий в глаза.


Зимой здесь всё засыпано снегом и добраться до пляжа можно только на лыжах или снегоходе. Но по случаю дня оленевода всю неделю расчищали снег на пляже и подходы к нему. В пятницу установили домики для торговли, сцену, юрты, а к вечеру, когда возвращался с работы, там уже паслись стада оленей, ковыряющих снег в поисках пищи. Праздник, вообще, организовывается для коренных жителей, ханты и манси, но неизбалованные зрелищами горожане, утром в субботу тянутся туда семьями. Прошёлся утром пешочком от дома три километра и я. Походил мимо торговых рядов, подошёл к прилавку с рыбой:

- А что это у вас копчёный муксун какого-то жёлтого цвета?

- Так если бы жидкий дым применяли, то, наоборот, красная бы была, – обиделась торговка – коптильня такая, сама копчу.

- А какую щепу используете для копчения?

- Пятьдесят процентов ольха, пятьдесят процентов древесная.

- А ольха, стало быть, не древесина. Ну хорошо, я пока погуляю, а вы мне упакуйте муксуна солёного, копчёного и нельму ещё. Только так, чтобы самолётом довезти через пару дней.

- Я вам её в бумагу заверну каждую и подпишу где что.

Пока упаковывалась рыба, постоял возле сцены, послушал концерт. Все песни заунывные и кажутся на один мотив, но  ханты с удовольствием слушают. Встретил Борю, сына Васи, я про него рассказывал в позапрошлом году. Сам-то Василий помер год назад, достал его туберкулёз. Борю не узнал сразу, повзрослел он, у самого сын выше него ростом. Поговорили немного, посетовал, что уже давно в их края не удаётся выбраться на охоту, но в этом уж году обязательно. Пожелал ему и его оленям победы в соревнованиях.


Тем временем,  начались соревнования по нюл-тахли – национальной борьбе. Из правил соревнований: «Местом схватки служит заснеженная площадка на открытом воздухе. Борьба проходит с захватом в обхват, который нельзя распускать до конца схватки; для победы необходимо повергнуть соперника на землю; побеждает тот, кто первым принудит соперника боком или спиной коснуться земли, а сам в этот момент окажется в положении верхнего». С высоты моего роста, сначала выглядит смешно, когда выходят борцы ростом меньше полутора метров и начинают возиться, хочется взять их за шиворот, разнять и сказать, что хватит ссориться детишки. Однако чем ближе к финалу, тем более здоровые и кряжистые ханты начинают бороться, и веселье пропадает, а появляется уважение.  

Другой вид состязаний – прыжки через нарты. Звучит несерьёзно, однако если сделать запрос в интернете, то в ответ получите: «Технико-тактическая подготовка учащихся к прыжкам через нарты»; «Методика тренировки по прыжкам через нарты»; «Техника выполнения прыжков через нарты»  и т.д. При серьёзном отношении соревнования можно сделать из всего. Здесь же, спорт родился из повседневной жизни: «Навыки перепрыгивания через нарты необходимы в повседневной жизни оленевода. Например, при необходимости сохранить оленя запряженного в обоз. Обоз представляет собой соединение семи-восьми нарт, к каждой из которых запряжено по два оленя. Эти олени, в свою очередь, привязаны к впереди идущей нарте. Один из оленей, тянущий грузовую нарту может упасть. Обоз же будет продолжать движение и если вовремя не подоспеть, то оленя затянет петля. Чтобы сохранить животное, необходимо очень быстро добраться до него. При этом оленевод должен перепрыгнуть через определенное количество нарт обоза. Эти навыки путем многократных упражнений доводились до автоматизма. Для демонстрации навыков проводились состязания. В традиционной жизни они проводились в зимнее время среди мужского населения на снежной площадке, где устанавливалось 10 обычных нарт, которые ставились в один ряд параллельно друг другу. Выигрывал тот, кто без отдыха перепрыгнет наибольшее количество нарт».


В северное многоборье у хантов входит также метание топора на дальность, метание тынзяна на хорей (метание аркана на шест), но топоры почему-то в этот раз не метали. А вот с арканами ханты обращаются мастерски, не знаю, как они там выявляли победителей, но пока я стоял не промазал ни один.

Забрав рыбную добычу, вернулся домой. По плану было побегать на беговой дорожке в спортзале, а потом баня. Но потом внезапно осенило: «Вот же, балл почти халявный нарисовывается!» Надел форму и побежал обратно до пляжа. Народ уже расходился, и пришлось лавировать мимо потока людей. В одном месте, в кустах возле дороги запутались сани с оленями. Олени бешено вращали глазами и шарахались от пытавшихся им помочь людей. Рога у них были отшиблены, и из голов текла кровь. Люди вокруг говорили, что это хант от злости, что проиграл заезд, поотшибал им рога и выгнал в лес. Не знаю, верить или нет. Сколько с хантами ни общался, всегда очень тихие, спокойные, неэмоциональные. Когда трезвые, конечно. А тут, вроде, все трезвые были, алкоголь не продавался, полиция на каждом шагу. Добежал до пляжа, соревнования и награждения уже закончились, народ расходился, ханты катали за 100 рублей всех желающих на оленьих упряжках. Кранами грузили торговые домики на автомобили, сворачивали юрты. Ближайшим снегопадом опять всё заметёт и в следующий раз прибегу сюда уже только летом.

Уфа. Зелёная роща 

Довольно непростая задача -  написать о пробежке в Уфе. Кроме Ивана, все остальные в клубе - уфимцы, и что я могу сообщить им нового? Ничего. Но деваться некуда, нужно выдавливать. И ведь присочинить ничего не удастся, поскольку в районе, где я бегал, живут Нарик с Лирой и знают там каждую кочку и ямку. Хотя здесь я не прав, старые ямки почему то лучше помнятся, чем новые. На работу еду на машине, постоянно в одну и ту же попадаю колесом. А когда неделю назад бежал за Нариманом по местам, где в последний раз бегал в ноябре, а до этого 25 лет назад, сознание заранее рисовало изгибы и повороты тропинки, и реальность полностью соответствовала ожиданиям. Это, как слушаешь несколько раз какой-нибудь музыкальный альбом, то  в момент окончания одной песни в мозгу заранее начинает играть следующая.

Удивительно консервативен человек – из года в год прокладывает лыжню в одном и том же месте. Когда детьми ехали в этом лесу на лыжах в сторону реки, был в одном месте на крутом спуске поворот, за которым лыжня всегда, каждый год, проходила в паре сантиметрах от дерева. Ещё тогда это удивляло. Видимо была какая-то метафизика у этого места, заставлявшая прокладывать путь именно так. А может и не метафизика, а просто физика. Может нам просто кажется, что прокладываем дорогу по собственной воле, подавая сигнал послушным мышцам, опираясь на зрительные ощущения, а на самом деле просто безвольно катимся по линиям гравитационного поля? Иначе как объяснить парадокс?  Ну, разве только каким-нибудь жутко упёртым мужиком-консерватором, каждый раз первым прокладывающим путь. Хочется, конечно, посмотреть, есть ли там лыжня сейчас, но почему-то хочется верить, что есть. Люблю постоянство и традиции. 

 

Если покопаться в истории, то до Еникеевых в Зелёной роще (район вдоль реки Уфы от Дудкинской переправы до Каменной переправы) много кто селился, начиная с давних веков до нашей эры. Напротив деревни Дудкино и в километре от урочища «Коровий спуск» были обнаружены соответственно I-е Дудкинское селище раннего железного века (караабызская культура) и 2-е Дудкинское селище каменного века и средневековья (бахмутинская культура). Меньше чем в двух километрах от нашей пробежки, на Лысой или по-другому Чёртовой горе, сейчас там находится санаторий Зелёная роща, было обнаружено укреплённое поселение IV – III века до нашей эры, названное «Чёртовым городищем». Много чего ещё было здесь интересного в дореволюционное и послереволюционное время, во время войны. Нашёл даже аэрофотосъёмку люфтваффе 1942 года, что-то их там заинтересовало, привожу фото.

Кому любопытно, можете посмотреть фильм про Зелёную рощу по ссылке:https://www.youtube.com/watch?v=53CLWuNckBg 

Родители вместе с нами переехали в этот район в 1978 году. В одну прекрасную ночь сгорел наш деревянный дом в Черниковке, на улице Каспийской. Я называю эту ночь прекрасной, хотя само событие – пожар – было ужасным, конечно. Особенно для родителей – остаться с тремя детьми на улице без всего. Неизвестно, как бы сложилась моя дальнейшая судьба, если бы этого события не было, а поскольку то, как она сложилась в итоге, я доволен, то и называю эту ночь прекрасной. Мне тогда было 10 лет, нас разбудили соседи посреди ночи криками «горите!». Взрослые занимались спасением имущества, а мы наблюдали издали. Одно из самых ярких детских впечатлений остаётся взрыв газовых баллонов на кухне и во что он превратил мой велосипед. Сгорело три дома, самое главное никто не пострадал. Мы некоторое время пожили в сколоченном из досок временном жилище, а потом папе выделили на работе квартиру в только построенном доме в микрорайоне «Зелёная роща», в котором и прошли мои подростковые и юношеские годы. 

 

Помню, когда мы въехали,  за нашим домом вообще ничего не было – ни дома, где живут сейчас Еникеевы, ни президент-отеля, ничего. А были колхозные сады. Прямо за нашим домом росли яблони, кусты малины и смородины, а в первое утро после вселения мы наблюдали с нашего балкона на 9 этаже, как  гнали стадо коров в сторону коровьего спуска на водопой. Дело было в августе, и мы первым делом занялись сбором урожая с садов. Район был запланирован под застройку и они уже никому не принадлежали – ох и варенья наварили! Потом начали строить школу прямо рядом с нами, институт глазных заболеваний, застроили всю округу домами. А ведь вначале с балкона можно было видеть Челябинский тракт и Нагаевскую гору. Но нам только в радость было, новые стройки были плацдармами для разных игр, а также источниками разных ценных вещей: гудрона – его мы жевали, липучки – не нужно объяснять какая ценная вещь, карбида – вообще клёвая штука. В лесу много времени проводили и зимой и летом, любили ходить в санаторий Зелёная роща на Лысую гору, особенно осенью, когда на территории санатория созревали ранетки и торн – всегда можно было добыть пропитание, чтобы не тратить время на обед дома. Зимой спускались на лыжах к реке и доезжали до трамплина, возвращались поверху, по Менделеева. 

Вспоминать можно бесконечно. Но нет сейчас такой цели, просто хотел сказать, что после юбилея Наримана пробежался здесь, сейчас вот, и оба раза сердце билось по особенному от воспоминаний. Хотя на треке Полар этого и не заметить.

Ну вот, а я боялся, выдавил на опус пару строк. 

Сургут. Парк за Саймой

Жителю Когалыма сгонять в магазин в Сургут, всё равно, что москвичу в Мегу за МКАД. Да и по времени, зачастую, не намного больше – полтора, максимум два часа. Поэтому, любой житель Когалыма, имеющий автомобиль, прекрасно знает город Сургут, особенно его магазины.  Что только мы со Светой не привозили оттуда на своей 21099,  даже кухонный гарнитур и  комплект дверей с дверными коробками и наличниками. Я, честно говоря, весь этот шоппинг не люблю и даже страдаю, когда приходится им заниматься. Однако деваться некуда, одежда изнашивается, в Когалыме с магазинами похуже. Поэтому, раз в полгода выезжаю в Сургут за обновками. Посещаю пару-тройку бутиков, продавцы меня там знают, сразу предлагают то, что мне нужно, если вещь нравится –покупаю, не прицениваясь особо.

Так и в этот раз, пара часов – и свободен. В качестве компенсации за страдания еду в охотничий магазин. Там мне, как правило, ничего не нужно, ну если только патронов докупить, поскольку из имеющегося у меня снаряжения спокойно можно снарядить охотничью экспедицию человек из трёх. Зато можно поглазеть на новинки, пообщаться с консультантами, послушать других охотников – обязательно кто-нибудь расскажет байку о сумасшедшем везении или, наоборот, невезении. Ну и купить какую-нибудь фиговину. В этот раз, купил стельки с инфракрасным подогревом на аккумуляторах и пультом управления. Вроде как на весенней охоте из засидки должны быть незаменимой вещью. Правда, в последний раз на весенней охоте я был лет пять назад. Посокрушавшись об этом, а также о том, как подорожали патроны,  тему с шоппингом закрыл уже к двум часам дня. Так что осталось время и пробежаться. 

 

О событиях беговой жизни Сургута я узнаю, подписавшись в фейсбуке на группу I love running Surgut. Школа правильного бега, как они себя называют, постоянно проводит какие-то мероприятия, лекции, открытые тренировки, ну и группы готовит к разным стартам, разумеется. Кстати, правильным бегом они считают «естественный бег», собственно ему и учат. Никакого бега с пятки, только с носка. Даже под это дело кроссовки Ньютон продают всем желающим.

Ни на одно из их мероприятий я не съездил. Один раз собирался на открытую тренировку в недавно открывшемся закрытом легкоатлетическом манеже, но так и не собрался. Хотя, в прошлом году я участвовал в организованном ими забеге в Тундрино.   Ну и на полумарафоне в Ханты-Мансийске было полно участников в зелёных майках, во главе с их руководителем. Так что, ни с кем не знаком, но многих знаю в лицо. Последний забег они проводили в феврале в парке за Саймой, туда я и направился.

Первое впечатление – просто какое-то аномальное количество мужиков с детскими колясками, салазками, надувными пончиками и т.д.  Суровые сургутские барышни отправили их днём 9-го марта на прогулку с детьми, а сами…, что-то там сами – не знаю, чем занимаются сургутские барышни 9-го марта днём, в себя приходят, наверное. Один из водителей детских колясок выделялся, я мимо него раз пять пробежал, - тощий студентик в очках, в тулупе на пару размеров больше, рукавицах, завязанной шапке-ушанке и замотанном вокруг шеи шарфом. В глазах его читалась тоска по компьютеру. 

 

На улице, кстати, был отличный солнечный день, совсем не морозный – минус 15 градусов. Парк – великолепен. В северных городах умеют работать со снегом, дорожки представляют собой плотный, ровный, утрамбованный снег, характерно поскрипывающий под ногами. В наших городах не очищают снег до асфальта, не поливают его реагентами, поэтому зимой бегать по белой тропе одно удовольствие.

Для лыжников отдельно накатана трасса для конькового хода, параллельно – нарезана лыжня для классического хода. В связи с этим, лыжникам и бегунам нет необходимости ненавидеть друг друга. Кстати, бегунов в это время и не было. Бегала одна, но, как будто завидев меня, каждый раз издалека сворачивала на одно из многочисленных ответвлений дороги. Наверное, разгадала мои коварные планы сначала поздороваться, а затем, пробежав, обернуться и сделать традиционный кадр для отчёта. Так что, в подтверждение популярности этого места среди бегунов могу только привести кадр из соцсетей. Кому интересно, вот вам ссылка на ILR-Surgut в  фейсбуке. 

 

Как следует из названия, парк находится в излучине реки Саймы. Со стороны реки город с парком соединён мостиками, на каждом из них фонари своего цвета: зелёного, красного, синего. В юго-западном углу парка открывается великолепный вид на Сургутский Государственный Университет, особенно красивый, наверное, летом, когда его здание, выполненное в форме океанского лайнера, как бы плывёт по реке. Рядом мирно соседствует Храм святой мученицы Татьяны. Интересно, добавляется ли там число прихожан в дни сессий?

Круг по периметру парка составляет 4 км, и здесь сургутянам вполне можно бегать длительные, наслаждаясь свежим воздухом и прекрасными видами, среди сосен и берёз. Единственно, может не понравится любителям рельефа – горок нет толком. В городе другого такого места для бега нет. Тем удивительнее читать, что в настоящее время идёт борьба жителей с чиновниками, мечтающими застроить этот парк, обосновывая необходимостью освоить выделенные деньги на капстроительство. Надо бы всех чиновников бегом заставить заниматься принудительно.

Пробежав два круга, заставил себя остановиться, нельзя резко наращивать километраж, да и обратно ещё ехать за рулём. 

Москва. Парк 50-летия Октября

Как пробегу в этом парке, так Нариман обязательно напишет в комментариях к пробежке в Полар, чтобы я отчёт написал. Чувствует родство с этим местом. Как я уже писал два года назад, они с Нариманом ровесники, оба в прошлом году отметили с разницей в один день своё 50-летие. Ну, а самому событию, юбилей которого дал название парку, в прошлом году исполнилось 100 лет. Однако сейчас, пробегая по заснеженным дорожкам, никаких знаков, связывающих его с Великой Октябрьской Социалистической Революцией, я ни увидел.

В 9 утра субботы здесь тихо и абсолютно безлюдно. Хотя нет, похоже, что ошибаюсь. В дальнем от моего дома уголке, в глубине, возле скамеечек, собралась какая-то группа людей. Соблюдают конспирацию, вместо пароля предъявляют одному из них, видимо главарю,  какой-то листочек. Понаблюдав издалека некоторое время за странными людьми, сделав на всякий случай пару кадров, решил приблизиться поближе. Но увидев меня, они все, кроме главаря, резко убежали. Нет, не прав Нариман, не затихает беговое движение. Конечно, это были никакие не неореволюционеры, а паркрановцы, не поленившиеся встать рано утром в субботу, чтобы пробежаться в морозец по скользким дорожкам парка 5 км. Надо было тоже зарегистрироваться, но знаю себя – вошёл бы в азарт и рванул, чтобы не бежать последним. Не нужно мне это сейчас, как-нибудь в следующий раз. А в этот раз решил поддержать бегунов фотографированием. Поскольку трасса круговая, то побежал в противоположную сторону, навстречу им. Известно, что направленный на бегуна фотоаппарат серьёзно улучшает его технику бега, движения становятся более красивыми, подъём бедра увеличивается, вместе с захлёстом голени. Думаю, что пару секунд с результата помог таким образом скинуть многим. 

 

Покричав бегущим «давай-давай», потрусил дальше, озирая окрестности. Парк к своему юбилею в прошлом году был в очередной раз подвергнут реконструкции и, по моему мнению, потерял свою индивидуальность. Странные фигурки, непонятные инсталляции, например, ладошки, торчащие из земли, беседки, были демонтированы, грунтовые и песчаные дорожки заасфальтированы. Сделали множество площадок для тренировок с тренажёрами. Это хорошо, конечно, но является одновременно и испытанием для жителей на предмет их культуры. Впрочем, прошедшие несколько месяцев с момента их установки показывают, что жители Раменок выдерживают это испытание – тренажёры не подвергнуты вандальному разрушению, всё в целости и сохранности, никаких надписей, наскальных рисунков на тренажёрах не появилось, а посетители парка с удовольствием развивают на них свои физические данные. Не меняются только деревья, река Раменка, вид на МГУ, фигурка панды и моя фигурка на дорожках, периодически, в дни командировок в Москву, неспешно рассекающая пространство. 

 

Нет, сама фигурка, конечно, меняется, становится то толще, то тоньше, седых волос добавляется, но наличие её на дорожках парка в течение последних трёх лет неизменно. Длительные, восстановительные, темповые, фартлеки, интервальные, СБУ, ОФП – инфраструктура парка позволяет выполнять все виды тренировок.

Когда становится тяжело, можно смотреть на величественное здание МГУ и жалеть студентов, жестоко подвергаемых в это время учёбе – становится легче.

В этот раз, цель тренировки была прийти в себя после утомительной недели, только в самолётах пришлось провести 20 часов, ну и отчёт об этом месте сделать, чтобы Нариман больше не приставал. Первая цель была достигнута, а вторая не до конца – забыл селфи сделать. Конечно, в архиве фотографий можно найти кучу фотографий с прошлых пробежек, но не стал этого делать - на следующий день ещё раз пробежал и сфотографировался. Снега, правда, за ночь насыпало по щиколотки. 

Иркутск. Бульвар Гагарина

Иркутск – продвинутый город в плане бега. Помимо всемирно известного Байкальского марафона, считающегося одним из самых трудных в мире, в городе в течение года проводится множество разных забегов и соревнований, в том числе марафонов. Тем удивительнее было то, что за всё время не такой уж ранней пробежки, попался всего один собрат по увлечению. Может где другое есть место удобное? Не похоже. Иркутск засыпан снегом по уши, тротуары нечищеные, а набережная – идеальное место для бега. Наверное, на работе все.

Впрочем, неважно, - туманное утро, пустынность набережной, незамерзающая из-за близости плотины ГЭС Ангара, покрытая паром и представляющая совершенно сказочное зрелище, сделали пробежку медитативной. А ведь не хотелось бежать, с трудом себя заставил. Из Когалыма до Иркутска добраться нелегко, 14 часов дороги, из них 8 часов в воздухе на турбовинтовом АТР-72 с посадками в Новосибирске и Красноярске. Расстояние между креслами узкое, выматывает серьёзно, плюс часовой пояс +3 часа. Поэтому,  на следующее утро организм начинает выдумывать всякие поводы и находить знаки: бафф забыл, шея замёрзнет - заболеешь, сумочку поясную не взял, придётся в руке телефон тащить - разрядится. Но у него не было шансов, поскольку опытный мозг знает, как будет кайфово по окончании пробежки, усталость исчезнет, а бодрость придёт. 

 

Набережная является достопримечательностью города и любимым местом променада жителей и гостей города. В прошлый раз, я бегал от Глазковского моста направо, в сторону впадения реки Иркут, памятника Якову Похабову и Московским воротам. В этот раз, побежал налево, вдоль бульвара Гагарина, в сторону памятника Александру III.  По пути развлекался чтением надписей, выгравированных на скамейках. Всего таких скамеек установлено 72 штуки, на каждой  нанесены отрывки из стихотворений, литературных произведений, а также высказывания известных людей, посвященные столице Восточной Сибири. Добежав до острова Юность, в котором расположен парк с таким же названием и детская железная дорога, развернулся и побежал обратно. Из достопримечательностей, пробежал мимо вышеупомянутого памятника Александру III, с засыпанными снегом плечами и непокрытой головой, а также странного памятника Ю.А. Гагарину. Бюстом это назвать сложно, голова продета в предмет, похожий на подшипник, символизирующий, видимо, орбиту вокруг Земли. Кому-то кажется головой на блюде, в народе его, вообще, называют «таблеткой». 

 

Также на набережной расположен пафосный ресторан «Нежный бульдог», специализирующийся на стейках. Тема еды в Иркутске особая. Этот город вполне можно посетить исключительно с гастрономическими целями. У нас, в принципе, так и получается. Формат командировки не оставляет времени на прогулки по городу, а вот пообедать и поужинать после деловых встреч приходится. «Нежный бульдог» мы не посещали – стейки можно поесть в другом месте. А вот местную рыбу в разных видах, например сагудай из омуля, а также позы – местное название мантов – попробовать нужно обязательно. Бурятский суп называется бухлёр – очень вкусно. Также советую зайти в ресторан монгольской кухни и попробовать, например, хорхог – суп кочевников. Мы, когда готовим уху, окунаем в бульон головёшку, а монголы кладут в тарелку копчёный булыжник. Пиво монгольское ничем особенным не выделяется, а вот водка, как ни странно, вкусная. Но это я так, для справки говорю, мы же  спортсмены - водку не пьём практически. 

 

По окончании рабочего дня поехали к друзьям в Осу – 150 км в один конец для Сибири не расстояние. Друзья по этому поводу 2 дня откапывали и протапливали баню. Нас ждали опять же позы, бухлёр из баранины, солёные рыжики, черемша и другие местные деликатесы. Поселились уже в знакомой гостинице Марселона, причём мне опять достался тот же номер, что и в 2016 году. Была, конечно, мысль с утра пробежаться по Осе, но, во-первых, похолодало до -35, во-вторых, Оса – это деревня с населением 8,5 тысяч человек и вместо тротуаров там протоптанные узкие извилистые тропинки. Оставил эту затею на лето, если наши планы воплотятся, конечно. Рано утром поехали обратно в Иркутск, на 11 утра была назначена ещё одна деловая встреча, а в 6 вечера уже улетать обратно. Когда проезжаешь сквозь город, удивляет хаотичность застройки. Не знаю, чем занимается главный архитектор города и есть ли он вообще. Концепции какой-то не чувствуется, хаотично натыканы здания разных эпох, разных стилей, очень много деревянных. Впрочем, это впечатление поверхностное, мы в основном в центре перемещались. Надеюсь побывать здесь ещё не раз и узнать Иркутск получше. 

Самара, ул. Л.Толстого

Первое впечатление о зимней Самаре – лужи на тротуарах при температуре минус 14 градусов. Не понимаю, зачем лить тонны реагентов на снег, чтобы превратить его в грязную жижу. Нет, понимаю зачем, конечно, но не понимаю почему. Для бегуна единственное спасение – набережная. Туда я и побежал от гостиницы. Это было нелегко. Законы самарского гостеприимства требуют тащить гостя города в раковарню и поить местным жигулёвским пивом сразу после заселения в гостиницу. Чтобы выиграть пару часов времени для пробежки, я сначала хотел соврать, что купил билеты в театр. Но потом подумал, что врать нехорошо. Да и давали какой-то непонятный спектакль, про то, как рабочие завода создали стриптиз-клуб, когда их завод закрыли. Поэтому я сказал, что мне надо немного отдохнуть после двенадцатичасовой дороги, а сам – бежать. И это не было враньём, потому что бег – это действительно отдых.

Второе впечатление, по крайней мере от района, где я поселился, – обилие старых зданий конца позапрошлого, начала прошлого века, удивительно красивых, представляющих, несомненно, историческую и культурную ценность, но находящихся в ужасном состоянии. Вот куда деньги надо вбухивать, вместо химреагентов. Тем более, что Самара, как один из городов, принимающих чемпионат мира по футболу, столкнётся с приездом большого количества гостей летом. Кстати, тема предстоящего чемпионата мира в настоящее время является основной в городе. Картину, что стадион ещё не готов, дороги не доремонтированы, гостиницы не достроены, деньги разворованы, в первые пять минут дороги описывает таксист, а в последующие два дня дополняют все, с кем общаешься далее. Такой уж у наших людей менталитет, а потом будут с гордостью рассказывать, как всё было круто организовано. 

 

Поселился я в отеле «Hampton by Hilton» на улице Льва Толстого, в районе железнодорожного вокзала. Здание вокзала, если бы не надпись, можно принять за всё, что угодно, но только не вокзал. До набережной от отеля 1,5 км, и они были серьёзным испытанием для нервной системы, из-за обилия светофоров, жижи под ногами, пешеходов, не слышащих моё нарочито шумное дыхание. Зато всё это было компенсировано прекрасным видом на Волгу с набережной. Конечно, летом всё это намного живописнее, но и сейчас поражает величественностью русской реки.

На набережной было довольно пустынно, зато по льду реки передвигались рыбаки, судна на воздушной подушке, любители скандинавской ходьбы. Жаль, что в моём нынешнем состоянии я не способен насладиться этим на протяжении десятка километров. Чуть-чуть пробежал по набережной, спустился к реке, пробежал по берегу, немного пробежал по льду реки – и обратно.После этого, отдал должное местным ракам в различном виде – классические, с аджикой, с огурцом и т.д. Попытался отдать должное и местному пиву, но, только не выдавайте меня местным, «жигулёвское» особого впечатления на меня не произвело. С возрастом вкусы  становятся менее консервативными, хотя должно быть наоборот. Нормальное, добротное, стандартное пиво, но не более. Особо увлекаться не стал, поскольку на утро запланировал ещё одну пробежку в противоположную от реки сторону. 


Ничего не вышло. Без пяти минут час, точно запомнил, потому что сразу посмотрел на часы, проснулся от непонятного шума. Кто-то тихо вошёл в номер и копошился возле входа. Резко, рывком вскочив с кровати, кинулся  к двери, где до смерти напугал маленького роста женщину с чемоданом. Могу представить её чувства – заходишь в номер, а на тебя кидается громила в одних трусах со страшным выражением на лице. Я почему-то спросонья решил, что это воришка или воришки и решил дать бой.

Растерявшись и смутившись, я быстро завернулся в одеяло, после чего мы разыграли сценку по мотивам фильма «Ирония судьбы или с лёгким паром»:

 - Что вы здесь делаете? – вскричала она.

 - Нет, это что вы здесь делаете?

 - Это мой номер, вот смотрите, Hilton, номер 432 – показала она мне карточку.

 - Нет, это мой номер, вот смотрите, Hilton, номер 432. И вообще, я тут уже давно живу – парировал я, показав развешанную по всей комнате, сохнувшую беговую одежду.

Мягков, нужно признать, сыграл намного талантливей, однако мои  аргументы был убедительными, и она удалилась разбираться на ресепшен. Через некоторое время оттуда позвонили с вопросом, как моя фамилия и когда я умудрился к ним заселиться. Через некоторое время был повторный звонок с извинениями и заключительным: «Надеюсь мы вас не разбудили?». Поубивал бы! У меня и так проблемы с повторным засыпанием, а тут, после кратковременного всплеска адреналина, вообще не уснуть. Так и лежал до утра, читая книгу о бережливом производстве,  теории шести сигм и теории ограничений. Вторую пробежку отменил и теперь есть ощущение, что именно этого балла в конце года  не хватит, чтобы занять моё любимое третье место в геочеллендже. 

Гео-баллы:

1) Самара - 1; 2) Иркутск, б-р Гагарина - 1; 3) Москва, парк 50-летия Октября - 1; 4) Сургут, Парк за Саймой - 1; 5) Уфа, Зеленая роща - 1; 6) Когалым, городской пляж - 1; 7) Оренбургская обл. Озеро Батакты - 1; 8) Салехард - 1

Итого:  8 баллов