Нариман Еникеев
2018

Аккусюк Серменович, РБ

3 ноября

Вообще, бегать я планировал не здесь. Пришло время забирать мелкого из мат-лагеря, надо снова пускаться в тот же путь. Ну и нельзя не использовать возможности пополнить геоч-копилку, похоже, это теперь мой самый сильный мотиватор на пробежаться. Залез в карты, начал изучать трассу до Белорецка. Около Уфы бегать не хочется, хочется в горы. Про Архангельское, Бердагулово и Инзер уже писал. Далеко от трассы сворачивать не хочется. Половина пути на Белорецк – стратегический Южно-Уральский заповедник, известный своей загадкой, а что же за зверя на самом деле он охраняет. Ну, может быть, Реветь? Там управа этого «заповедника», место публичное, можно невозбранно побегать прямо в его границах, да и Малый Ямантау совсем рядом, и дорога на Айгир – можно всякого вспомнить и понаписать. Ок, Реветь годится! Но чем дальше я двигался в сторону гор, тем меньше мне хотелось в принципе выходить из тёплой и уютной машины. Не балующий Уфу снег уже привольно раскинулся на уральских горных просторах. Температура, и без того низкая, стала на глазах убывать, технологические выходы в окружающий мир показали, что холод усугубляется ветром и то ли туманом, то ли мелкодисперсным снегодождиком. Дороги покрылись слизкой грязевидной кашицей, так что после мутного шлейфа дресни от встречных фур приходилось активно пользоваться стеклоочистителем. Который как раз и закончился… Ладно добрался уже до Инзера, прикупил на придорожном базарчике явно метанольную едко-голубого цвета жижу, которая, кстати, почти не пахнет и отлично очищает за 150 рублей.

Как я уже писал в прошлом году, пребывание в Инзере каждый раз навевает воспоминания о Дружбе-89, незабвенном стройотряде. Вот и в эти поездки не избежали мы искушения соорудить пикник на его обочине. Инзер, который река, налился свинцом и отнюдь не соблазняет освежиться, наш объект, хоть и из последних сил, но ещё сопротивляется ходу времён, железка, где мы разгружали вагоны с мукой, уже покрылась мхом… Лангольеры подъедают наше прошлое, пора двигаться дальше. Реветь (это не глагол) как раз от Инзера недалеко, но идея там побегать стремительно теряла свою былую привлекательность, как некрасивая дева в глазах трезвеющего ловеласа. Чуть в сторону от трассы – раскисший грунт, вдоль трассы – душ из грязевого тумана от проезжающих авто. Реветь проплывает справа по борту, так и оставаясь непознанной. Справа же назидательно высится М. Ямантау, напоминая про своего большого брата, на вершине которого… Впрочем, я отвлекаюсь.

Так что же нам делать, о чём же нам петь? Над чьими плечами моя голова? - как бы вопрошает голосом Шевчука мой внутренний собеседник, в ответ на что начали опять размножаться многочисленные внутренние я. Побегай в Белорецке… - нашёптывает конформист, втайне надеясь надольше оттянуть выход из зоны комфорта, авось, и совсем пронесёт. Два опуса подряд про Белорецк, не слишком ли много? - вопрошает лицемер, потому что я бы и четыре запилил, была бы возможность - подсказывает гео-карьерист. Да забей, не надо сегодня бегать, успеешь ещё поморозиться, что ты рыжий, что ли – открытым текстом шпарит сибарит. Стяжатель начинает лихорадочно соображать, как бы оптимизировать риски и добыть гео-очко с минимальными затратами души и тела. Лучше всего - подсказывает умник – побегать по дороге, которая уходит вбок от основной трассы, причём не особо популярна, но в то же время, хорошо заасфальтирована. Чтобы бежать, не пачкаясь ни активно, ни пассивно. А источником таковой, как сообщает картограф, наверняка является развилка у Серменево, откуда уходит дорога на Кагу, Бурзян и сплав по Белой. Тут бы рассказать про эпохальные сплавы по Белой, в которых довелось мне участвовать, но я уже это частично сделал в опусе про Юмагузино. Так что не отвлекаемся и бежим.

Про бег рассказывать много не буду – горы, тяжело, но пейзажи - милые взору. Но мысль себя оправдала, машин там было очень мало, а, следовательно, и глинистого налёта. Даже от редких авто практически не было особых грязевых выбросов. Также сообщаю, что километровые столбы поставлены чётко – с показанием часов была разница в пределах метра.

Впоследствии почитал немного про сие село в инете. Оказалось, что прежним его названием было Аккусюк по имени первопоселенца, башкирского предводителя. Клёвое название, вот бы восстановить! Впрочем, нынешнее название тоже связано, кто бы мог подумать – с Аккусюком. Сермен – так звали его отца, шах и мат, колонизаторы! С удивлением узнал, что именно тут родился и всемирно известный паранормальный офтальмолог Мулдашев, как и Харрасов, учивший нас квантам на физфаке… А казалось бы – чего тут можно было найти?