Нариман Еникеев

Посмотреть на Руан с высоты – Руан, Франция

10 декабря 2018

И вот, в очередной раз самолёт с серебристым крылом несёт меня в этот славный городок. Я стал подсчитывать, в какой именно это раз, и даже немного сбился со счёта. Решил всё-таки, что шестой! Не так уж и мало, так что тропы Руана уже знакомы, места привычны, и даже бегом удалось проторить немало маршрутов. Так что вопрос о том, чего бы рассказать нового на бегу, предстал во всей своей остроте. И первая мысль, которая пришла мне в голову – это гора совсем рядом с Руаном, с которой должен открываться красивый вид на старую часть города. Уже раз пять я хотел на неё взобраться, быть может, вот он наконец, шанс воплотить намерение?

Вообще, собираясь в эту поездку, я слышал много предостережений, типа там же погромы, подумай хорошенько! Признаться, и я, глядя на сводки новостей, напрягался, но не по поводу попадания в заварушку (французский бунт всё-таки не так беспощаден уже, как бывалоча, да и опыт с прошлого года уже есть), а насчёт возможных логистических проблем. Вопреки ожиданиям, ни самолёт, ни метро, ни поезд ни на минуту не отклонились от расписания. Специально навернул кружок в области вокзала Сен Лазар – но нет, Париж встретил меня привокзальной толчеёй и озабоченными адептами предрождественского шоппинга.

И лишь когда на следующее утро собирался на работу, в пути меня настиг встревоженный смс от принимающего коллеги – типа, не застрял ты там? У нас тут беспорядки! Впрочем, метробус как ни в чём не бывало доставил меня до университета (помните же, что он уже в другом как бы городе – в Сен-Этьен де Рувре?). Я спросил, что это было, а в ответ мне продемонстрировали мутное фото нечётких силуэтов в клубах дыма и рассказали, что прямо под окнами была демонстрация студентов, которые что-то скандировали против реформы образования и подожгли пару мусорных баков. Подъехали специально обученные люди – одни, со щитами, разогнали бунтарей гранатами со слезоточивым газом, другие, со шлангами, затушили баки. Короче, пропустил я всё веселье.

Насчёт побегать, я довольно тщательно изучил диспозицию, узнал, что гора известна в основном тем, что на её склонах расположено аббатство Св. Елены, а наверху имеется обзорная площадка, с которой любил вдохновляться видами сам Моне. Ну и выбежал рано утром (а что бы и не встать в 5 утра, не лежать же в кровати с незакрывающимися глазами), город совершенно пуст, предпраздничные улицы дарят свою неизбывную красоту одному мне. Спускаюсь к реке и беру курс налево – в сторону горы. В отличие от обычного бегового променада, это направление быстро приводит в полупромышленную зону каких-то складов, рабочего вида катеров, внезапно обрывающихся ж/д путей. Слева чадит трасса, обострённый нюх недоволен вторжением выхлопов в медитативную беговую идиллию. Потихоньку левый край дороги всё более начинает возвышаться, а не пора ли мне уже свернуть в сторону горы? Пытаюсь вскарабкаться прямо по склону, и вижу, что я уже прохлопал нужную точку – передо мной развязка с ограждениями. Оживляю в памяти пройденный путь, и понимаю, что единственный приемлемый поворот в ту сторону был примерно чуть менее, чем километр назад. Времени на такие крюки уже нет – ну что ты будешь делать, опять что ли ускользает от меня обзорная панорама Руана?

Бегу обратно, ноги ноют во всех возможных местах, от стопы до таза. Да-да, жаловаться – это национальная французская черта, как мне объяснили, надо соответствовать, терпите. Вот уже и гостиница, номер дали тот же самый, что и в прошлом году – с винтажными комодиками и зеркалом в полный рост перед унитазом. По-французски скромный завтрак – и на работу, на работу! Забегая вперёд, скажу, что на гору эту не удалось мне взобраться и в последующие 5 дней. Единственным утешением может стать вот этот вид Руана – с другой горы, в ледяной дождь с хлёстким, пронизывающим ветром. Видимо, намекает, что надо ещё раз приехать… А я и буду рад!