Нариман Еникеев 2018

В поиске жёлтых жилетов или Буй во льду, Франция

15 декабря


Вот осталось полтора часа до дедлайна, а неумолимо приближающийся Новый Год не даёт как следует сосредоточиться на выполнении таких важных дел, как написание опусов. Только прибавляет и прибавляет килограммы, с коими так тяжело и кропотливо было расставаться. О чём же ещё написать, чему посвятить пробежку? Вообще в субботу я хотел сгонять куда-то поодаль от Руана и провести время с пользой как туристической, так и беговой. Например, в Мон-Сен Мишель. Но тут вмешалась политика. Жёлтые жилеты, которых я всё тщился увидеть, завели привычку периодически перегораживать автострады, и мне настоятельно порекомендовали не выбираться далеко от города во избежание многочасовых простоев в потенциальных заторах. Один студент рассказывал, как он решил поехать совсем недалеко – в Икею, за диванчиком, а в итоге весь день провёл где-то посреди, вернулся несолоно хлебавши.

Так что у меня появилась другая цель – застать сборище митингующих где-нибудь в центре. Первая же вылазка показала, что демонстрация есть! Но пристальный осмотр показал, что составляют её подозрительно весёлые персонажи, разодетые в карнавальные цвета. Шествие, посвящённое Ноэлю (Рождеству, по-французски) оказалось! Ну вот, опять надули.

Хотя, как я и написал в одном из предыдущих опусов, определённая движуха была. Помимо разогнанной демонстрации около универа, которую я не застал, группы людей в характерной расцветке периодически появлялись в поле зрения, у входа в кампус раздавали прокламации… В целом же на обычной жизни города эти тревоги никак не отражались. Разве что на многих машинах под лобовым стеклом можно было заметить жёлтые сигнальные жилеты. В принципе, во Франции ношение его на трассе обязательно, вне зависимости от времени суток. Но его демонстративное выставление напоказ, как я сначала подумал, было обусловлено желанием водителя проявить солидарность с требованиями бунтовщиков. Но мне потом сказали, что, скорее, это желание послать правильный сигнал тем протестующим, которые вошли в раж и начали крушить машины – типа, не трогайте мою шулушайку, я же свой!

Собственно, и пробежку я наметил на субботу – время, когда были намечены многочисленные выступления во многих городах Франции, в том числе и в Руане. Выдвинулся не слишком рано, в предыдущий день успешно акклиматизировался до 2х ночи по местному времени. Лавирую между неправильно припаркованными машинами (а что, свободная же страна), по узеньким милым улочкам – продвигаюсь в центр, где как раз и могла быть самая большая демонстрация. По пути вспоминаю уже не раз посещённые места. Вот улочка с как бы бассейнчиками – на самом деле тут была речка, но её решили таким вот образом приручить.

Вот незаметный для прохожего закуток, в который если зайти, то попадёшь в просторный двор, который некогда служил местом складирования умерших во время эпидемии чумы. Было их столько, что хоронить не успевали. Соответственно, орнамент домов внутри дворика очень своеобычен, лопаты да черепа – я вроде уже писал об этом. Ныне на реконструкции, ладно успел я увидеть мумию кота в прошлом году… А что ли вот уже и центр? Да – рождественская ярмарка перед знаменитым кафедральным собором. Сегодня она огорожена забором, в проёмах стоят правоохранители и осматривают сумки посетителей, а также просят расстегнуть пальто. Это отзвук другого происшествия – стрелка из Страсбурга ещё не изловили, был объявлен чрезвычайный режим на всех таких базарчиках. Впрочем, народу много, пьют глинтвейн, осматривают сыры и сосисьоны…

Кстати, и народу на волнениях стало меньше из-за этого события, люди начали понимать, что подогретый градус настроений выплёскиваться начинает порой неприятными формами. Про причины волнений, кстати, я специально поговорил с местными, достойно отдельного описания.

Так в итоге ничего такого опять не нашёл. Народ мирно гуляет по магазинам, затариваясь сувенирами на предстоящий праздник, толпится на продуктовой ярмарке, практически, как у нас на Рабкоров. Ловить нечего, по брусчатке скакать тоже не хочется, бегу на нормальное покрытие к речке, на другой берег, для зачётности. Тут привольно и тоже немного диковато. Упёрся даже не в доковские сооружения, а какой-то глухой тупик. Зато на этом берегу полно всяких тренажёров и прочих сооружений, вплоть до каналов быстрого спуска с лестниц. Бегу по достаточно древнему мосту, говорят, с него развеяли прах Жанны Д’Арк. Сейчас тут бюсты знаменитых мореплавателей, не только французских. Колено болит, пора домой.

После обеда решили сгонять куда неподалёку, чтобы если что, не стать заложником гипотетических перекрытий шоссе. Кстати, декабрь – хороший сезон для устриц! Какой сезон хороший – легко опознать по букве «р» в названии месяца. Вообще, сезонность – одно из ключевых правил французской кухни. Мандарины, например, хороши в ноябре-декабре. Практически для каждого продукта есть правильное время. А, ну да, устрицы же. Самая засада – это их открывать. Есть несколько типов ножей для этого, с разной техникой. В любом случае, надо делать быстро, иначе устрица пугается, напрягает мышцы, и створки достаточно туго сжимаются. И если ты вовремя не успел сделать ловкого движения с правильной стороны – то ситуация сильно усугубляется, так что новички особенно страдают. Поддёрнув створку, надо сразу же перерезать эту мышцу (она очень вкусная), и тогда раковина легко распадается на две половинки. Это моя работа, и уже минут через 20 мне начали намекать, что все уже страдают от голода! Как вы поняли, я новичок.

Поехали проветриться по окрестностям Руана. Погода на глазах резко ухудшилась, как и было предсказано. -1, ветер и косой дождь, зябко, мокро, не хочется выходить из машины! И вот тут-то я и увидел наконец жёлтых жилетов в действии. Они стояли прямо на дороге, потихоньку оттирая поток ограждениями. В нашем направлении оно сузилось уже до одной полосы. Человек 12, стоят довольно хмуро, жгут что-то в железной бочке. Вообще непонятно, что их там держит в такую жуткую погоду. Энтузиасты! Я лично более 10 минут вне машины не выдерживал. Забегая вперёд сообщу, что более я их не видел, ни на обратном пути, ни в Париже, где специально прошёлся к Елисейским полям. Разве про Макрона что-то написано было на стене.

А заехали мы в типичную небольшую французскую деревеньку La Bouille или, по-нашему, Ля Буй. Совсем не как наша – тут тебе и небольшой, но красивый собор, и мощёные улочки, и каменные винтажные дома. Правда, атмосферные условия привели к образованию особого природного явления – ледяного дождя. Вот, я вам скажу, не самая лучшая погодка для прогулок в живописном месте. А самое то, чтобы посидеть со стаканом глинтвейна у обогревателя. Что мы с удовольствием и проделали. На одной из площадей висит объявление – требуется доктор. Оказывается, у таких маленьких поселений большая проблема найти медика. Все хотят врачевать где-то на юге, ближе к Ницце или в больших городах. Вот и остаются деревеньки без присмотра. Что вдвойне печально, потому что составляют их население в основном пожилые люди. Ещё видели развалины замка 1300 какого-то там года по пути, не щадили захватчики завоеваний. Ну и другие интересные места. Кто знает, может ещё о них напишу.

Чтобы закончить на мажорной ноте, расскажу анекдот дня. Если бы у Макрона были 2 сына, как бы их звали? Ответ: Жиль и Джон. Ключ к пониманию: по-французски звучит как Жиль э Жон, или Gilet jaune = жёлтый жилет :-)))