Нариман Еникеев

2017

Сад Тюильри, Париж

Увидеть Париж и... пробежать!

22 апреля 2017

Первое, что я в принципе увидел в Париже - это памятник часам у вокзала Сен-Лазар, откуда стартуют поезда в направлении Руана и Гавра, и где мы впервые вышли на поверхность из парижского метро в 2010 году... И в этот раз, уже знакомой тропой движусь по ветке RER B из Шарль де Голля, пересаживаюсь на Gare du Nord - и вот они - старый добрый Сен-Лазар и грустные часы, знаменующие собой неотвратимость земной юдоли... На этот раз мне не надо спешить, надо подождать Ивана, прибывающего завтра, так что я неторопливо бреду в сторону жилища, которое я снял через airbnb буквально в паре минут ходьбы отсюда. Ух ты, с другой стороны вокзала новый памятник, или раньше не замечал - на этот раз посвящённый чемоданам. Не иначе Церетелли ваял, видно небрежную в своей точности руку маэстро! Вписываюсь к чрезвычайно радушным пенсионерам, они показывают мне комнату, небольшую, но очень уютную, даже есть собственный санузел.

Оставляют мне ключ, говорят, что сами в гости до позднего вечера, а я могу приходить и уходить, когда заблагорассудится. Коммунизм! Естественно, разлёживаться некогда, иду гулять, чтобы ещё раз окунуться в магию этого города...

 

Продумываю заодно маршрут на завтра, раз уж так получилось, что есть возможность и побегать с утра. Подвёрнутая стопа ещё заметно ноет, но охота (точнее, алчность до геобаллов) пуще неволи, так что взял бинт, авось, доковыляю. От Сен-Лазара прямая дорога к площади Согласия, которую увенчивает стыренная у египтян стела явно магического свойства. Там же и вход в сад Тюильри, основанный по желанию Екатерины Медичи... Вот его-то я и присмотрел. Вечер, довольно тепло, и парк заполнен людьми. Они сидят на специально предоставленных стульчиках, созерцая прохожих и прочие красоты, да и просто валяются на изумрудных газонах, или потягивают изотоники в открытых кафешках. Как нам объяснили, французы не ужинают в 6. 6 вечера - это время выпить по кружечке, максимум, по паре в хорошей компании, дружески обсудить широкий круг вопросов, в эти дни, конечно, связанные с выборами. А ужин начинается уже в другой кафешке, где подают еду, и часов с 8, не ранее. Ну а окончание выходного дня зависит от сил и энергии, и ограничивается оно разве что временем работы других увеселительных заведений... Впрочем, я отвлёкся. Иду к Лувру, по пути изучаю многочисленные статуи как правило фривольного характера. Ох уж, эти французы...


Атмосфера расслабленная и умиротворяющая, и только полицейский патруль напоминает о том, что буквально вчера недалеко отсюда, у Триумфальной Арки, был убит полицейский в перестрелке с, как говорят, террористом. Впрочем, этот факт на политически горячий наверное не тянет, так что о политике позже :-) А вот и Лувр с его изначально спорной, но теперь уже столь привычной миру пирамидой. Вечер, очереди почти нет, времени работы ещё на полтора часа, может, заглянуть одним глазком на Мону Лизу? Но нет, это неправильный стиль, искусство не терпит суеты, быть может, в следующий раз. А пока озираю непрерывно лепящих себяшки зевак, которые принимаю разные позы на специально поставленных для этого тумбах.


Сворачиваю к Сене. В отличие от Невы она выглядит очень мирно, будучи неширокой и вдобавок зажатой в высокие тиски набережных укреплений. Вдоль неё оживлённо снуют бегуны, по ней фланируют кораблики с туристами, которые радуются как дети, когда им машешь рукой с моста. У неё - расположилось бесчисленное количество разнокалиберных компаний, сидящих прямо у воды, разложивших нехитрую снедь и напитки, неторопливо беседующих о важнейших аспектах бытия. По детской привычке иду по бордюрчику, на пути одна из молодёжных компаний. Внезапно от коллектива отделяется симпатичная дева и идёт по бордюру прямо на меня. Признаться, я смалодушничал и ушёл с пути. Пердьё! - услышал со смехом в свой адрес, когда поравнялся с ними. Не знаю, что это, звучит весьма красноречиво - возможно, только что я лишился увлекательного продолжения вечера и дискуссии о об особенностях французских поребриков.

 

Темнеет. Присаживаюсь у самой воды, в окружении таких же созерцателей дивного вечера. Из-за моста любопытно выглядывает Эйфелева башня - неужто не доберёшься до меня? Доберусь, непременно доберусь, но не сегодня! Стопа ноет, надо сберечь её на завтра. Прощальный кадр издалека и иду обратно - через площадь Согласия, где, вопреки названию, казнили и королей и революционеров (и Людовика 16, и Робеспьера...) Обелиск Рамзеса Второго смотрится вполне органично рядом с современным колесом обозрения. Пора на боковую, на моих внутренних часах уже глубоко за полночь, а ведь подъём был почти 20 часов назад.


Утренний подъём лёгок и стремителен, потуже наматываю эластичный бинт - и вперёд. Утром Париж непривычно немноголюден. Разве что ранние птахи-мусорщики выполняют свою неказистую, но нужную городу работу. Париж так устроен, что многие улицы, как лучи, сходятся на разнообразных площадях, особенно в этом преуспела площадь с Триумфальной Аркой, где этих улиц больше десятка. И всем нужно разъехаться совершенно в разные места - просто кошмар для водителя, хаос и неразбериха. Так вот, в силу этого обстоятельства многие дома тут имеют форму утюга, хоть и не так знамениты, как их нью-йоркский собрат. Наблюдая за ними, попадаю по натоптанному пути в сад Тюильри. Теперь тут никого нет, да ещё и довольно зябко - а мне как раз хорошо. Под ногами шуршит мелкий гравий, и лишь где-то на горизонте мелькают работники метлы и граблей.

 

Пробегаю мимо кафешек, тоже ни души. Цены далеки от гуманности, немцы бы просто не поняли, как 0.5 пива может столько стоить, пусть и в центре города. Достиг Лувра, хорошее место для протокольного фото. Организм полон сил и хочет бежать по набережной Сены, но стопа уже ощутимо болит, ложимся на обратный курс. Для бегунов здесь раздолье - ровные длинные тропы, мягкое покрытие, и точно, вон уже появляются первые ласточки. Ласточка, впрочем, как и я, грацией напоминает мешок с картошкой. Вообще, я заметил, насколько просто даётся критика встречаемых бегунов. Этот втыкается в пятку, эта раскачивает корпус, у этого руки совершают манерные восьмёрки, у этой зажаты плечи, этот задерживается на опоре... Совершенно понятно, какой я искушённый и разбирающийся в предмете бегун. Нет, спасибо, не надо снимать мою технику на видео... ;-)

 

По пути вижу проём в ограде и сворачиваю пораньше, чтобы вернуться другим путём. На моём пути Вандомская колонна, которую, как говорят, отлили из российских и австрийских пушек, захваченных Наполеоном в результате победных действий. Впрочем, уронившие колонну революционеры обнаружили, что внутри она изготовлена из камня, так что победный потенциал был сильно завышен, как это часто бывает в истории. Напротив знаменитое здание министерства юстиции, известное нам по сотням французских фильмов. Дальше Опера... Красиво! Плюс Франции состоит в том, что здесь можно и нужно ходить на красный свет, и никто тебе слова не скажет, даже полисмен. Мы в душе революционеры, не любим ограничений - так объяснил мне это явление француз. Если нет машин, перед красным вдумчиво медитируют разве что немецкие туристы. Дважды объяснять мне такие вещи не надо - как заправский местный я смело игнорирую цвета светофора, смотрю только на угрозу машин. Для бега это вообще хорошо, а пустынным утром просто отлично - не нужно выписывать сложные зигзаги по пешеходным переходам - просто фигачим наискосок.

 

Вдали неприметное здание, но мы-то знаем, что это знаменитая галерея Лафайет, маяк любителей со всего мира роскошно шопиться. Имейте в виду, в этом году актуален африканский стиль. Оформлено красиво, спору нет. Да что там говорить, даже Макдональдс выглядит очень живописно...


Возвращаюсь, растяжка и душ, а хозяйка уже приготовила мне завтрак по-французски - кофе, круассаны с маслом и разными сладкими конфитюрами, включая альпийский мёд. Впрочем, мёдом мы избалованы, вкус оцениваю придирчиво (-; Тем временем хозяева собираются и сообщают мне, что им надо ехать куда-то на два дня, а я могу уйти, когда заблагорассудится, только ключ чтобы оставил на столике в прихожей и захлопнул дверь. Удивительно, конечно. Вообще, интересные люди - квартира не по-парижски гигантская, в прихожей шкафы с длинными рядами классических СД, на противоположной стороне - множество книг по философии и искусству. Всё-таки, насколько ярче играют краски в общении с людьми, каждый опыт airbnb был по-своему захватывающим. Ну пора и в путь! Иван уже едет из аэропорта, и мне пора к месту встречи у Сен-Лазара. По пути не устаю удивляться плотности парковки (фото 2010 года для примера), и ведь умудряются как-то выезжать! Скоро нас ждёт Руан и работа, так что не прощаюсь, надеюсь успеть рассказать и об этом :-))

// Ресайз iframe-а фримиум баннера